Новости
Произведения
Об авторе
Скачать книги
Галерея
Миры
Игры
Блог на Фейсбуке
На первую страницу 
Zorich.ru | Игры | Черные бушлаты | Битва за Новороссийск
 
 

Черные бушлаты

Битва за Новороссийск. Танковый десант в Южной Озерейке.
"Малая земля". Прорыв "Голубой линии"

  
 

 

Общая обстановка с июля 1942 по январь 1943. Во второй половине июня 1942 года все возможности по обороне Севастополя были исчерпаны. Город пал в конце месяца, но его защитники бились на полуострове Херсонес до 7 июля (а согласно ряду исследований – и до 14.07).

Увы, на фоне грандиозного немецкого наступления из района Харькова в направлении Дона, а затем – Волги и Кавказа, потеря Севастополя смотрелась малозначительным военным эпизодом. В то страшное лето на кону стояло само существование Советского Союза.

В августе загремели бои под Сталинградом и на Кавказе. На черноморском побережье с огромным трудом немцев удалось задержать на восточном берегу Цемесской бухты. Вышло так, что город Новороссийск и его порт оказались в руках врага, но продолжить наступление на юго-восток по Туапсинскому шоссе вдоль моря немцам не дали. Новороссийск просматривался советскими войсками с другого берега Цемесской бухты, город держали под обстрелом наши береговые батареи.

 

  

 

Однако, положение оставалось критическим. Если бы противник смог развить наступление через перевалы Главного Кавказского хребта – а к этому в сентябре-октябре 1942 года некоторые предпосылки имелись – то, конечно, Новороссийский оборонительный район был бы обречен.

И когда казалось, что район Новороссийска и всё кавказское побережье вот-вот станут добычей врага, на Волге прогремели оглушительные залпы советского контрнаступления. Стальные клещи механизированных корпусов сомкнулись в глубоком тылу армии Паулюса. Развивая наступление, советские войска двигались в общем направлении на Ростов, стремясь выйти к Азовскому морю.

Соответственно, благодаря успехам Сталинградского, Донского, Юго-Западного и Воронежского фронтов к началу 1943 года над немецкими войсками по всему Кавказу – от Новороссийска до Орджоникидзе и Маглобека – нависла угроза стратегического окружения.

Обстановка на южном фланге фронта радикально изменилась в пользу Советского Союза. Черноморский флот, 56-я и 18-я армии, действовавшие на приморском направлении, получили приказ Ставки о переходе в наступление.

 

Десант у Южной Озерейки. Судьба "Стюартов". Южная Озерейка – небольшая деревня, расположенная к юго-западу от Новороссийска. В ночь на 4 февраля 1943 года туда были направлены главные силы десанта, призванного выйти в тыл немецким войскам, защищающим Новороссийск.

Для усиления первой волны десанта впервые на Черном море был задействован отдельный танковый батальон. Этот батальон имел номер 563 и был вооружен 30 ленд-лизовскими легкими танками М3 "Стюарт" американского производства. Для высадки танков привлекались три несамоходных баржи типа "болиндер". На каждую из них грузились по 10 танков и 2 грузовика с предметами МТО. Баржи буксировались в район высадки тральщиками, но уже непосредственно подводить "болиндеры" к берегу должны были буксиры "Алупка", "Геленджик" и "Ялта".

К обеспечению операции привлекались значительные силы Черноморского флота, в том числе крейсера "Красный Крым" и "Красный Кавказ", лидер "Харьков", эсминцы, канонерские лодки "Красный Аджаристан", "Красная Абхазия" и "Красная Грузия".

По ставшей уже традиционной схеме высадку передового штурмового отряда обеспечивали в основном катера-охотники МО-4.

Советское командование надеялось, что слаженный удар корабельной артиллерии, морских пехотинцев и танкистов позволит быстро сокрушить румыно-немецкую оборону на побережье и нанести гарнизону Новороссийска смертельный удар в спину.

К сожалению, артиллерийская подготовка высадки, проведенная кораблями, оказалась малоэффективной. На подходе к берегу катера и "болиндеры" были освещены прожекторами и ракетами, противник открыл огонь из пушек, минометов, пулеметов.

Участок побережья удерживался румынами из 10-й пехотной дивизии, но "армировала" их оборону немецкая батарея 88-мм зенитных пушек, пресловутых "Acht komma Acht" ("восемь запятая восемь" – в немецкой нотации калибр пушек обозначается в сантиметрах, в данном случае – 8,8). Эти мощные орудия были смертельно опасны для всех видов десантно-высадочных средств, задействованных под Южной Озерейкой.

В итоге ценой потери всех "болиндеров" и значительной доли матчасти 563-го отб на берег удалось высадить, по разным данным, от 6 до 10 боеспособных танков "Стюарт". Также были десантированы около 1500 морских пехотинцев (часть первого эшелона десанта), а именно 142-й и частично два других батальона 255-й морской стрелковой бригады.

К сожалению, бой на берегу велся недостаточно организованно. Командиры, оставшиеся на борту кораблей, не получали своевременной информации о действиях высаженных на берег подразделений и были лишены возможности руководить боем.

В результате командование было вынуждено отказаться от продолжения операции и отозвало корабли, а вместе с ними – и основную массу войск.

Грустная ирония судьбы заключалась в том, что вскоре после рассвета нашему десанту на берегу наконец-то удалось достичь заметного тактического успеха. Во фланг и тыл противнику вышла группа морских пехотинцев. У командира немецкой 88-мм батареи не выдержали нервы и он приказал расчетам отойти, взорвав предварительно орудия.

Подрыв 88-мм зениток полностью деморализовал румын. Часть из них разбежалась, часть – сдалась "черным бушлатам" в плен.

В итоге, морская пехота выиграла бой за высадку, но воспользоваться успехом было уже некому – корабли с десантом уходили назад, на восток.

Однако, верные долгу, в упорном бою наши морские пехотинцы при поддержке нескольких танков "Стюарт" овладели Южной Озерейкой. После отдыха десантный отряд продолжил наступление. К вечеру 4 февраля моряки достигли Глебовки и заняли ее южную окраину.

Увы, на этом успехи предоставленного самому себе десанта закончились. Немцы весьма оперативно стянули в район значительные силы: горнострелковый батальон, танковый батальон, четыре артиллерийские и две противотанковые батареи, зенитные орудия. Румыны тем временем вернули себе никем не охраняемое побережье в районе Южной Озерейки, полностью отрезав наш десант от моря.

Осознавая бесперспективность дальнейшей борьбы, часть бойцов во главе с комбатом-142 Кузьминым решили прорываться на Мысхако, в район, занятый успешным десантом бойцов майора Куникова. А группа из 25 человек ушла к побережью в направлении озера Абрау, надеясь на встречу с партизанами.

Ф.В. Монастырский, комиссар 83-й бригады морской пехоты, передает слова лейтенанта, вышедшего от Южной Озерейки к своим, на плацдарм Мысхако:

"Не страшно было схватиться с врагом, пусть его хоть вдесятеро больше нас. Каждый готов был драться насмерть. Но как было добраться до противника через этот сплошной огневой заслон? Потом подошли фашистские танки. Мы пустили в ход противотанковые ружья, гранаты. Много тут полегло наших, но и гитлеровские танки вспыхивали или крутились на месте, подбитые. После этого мы осмелели, сделали рывок вперед, заняли рубежи у реки Озерейка. Утро и день держались там. Все посматривали на море, думали – прибудет нам подмога или нет? Потом узнали, что основной десант высаживается на Мысхако и нам нужно самостоятельно пробиваться туда. Как пробивались – не рассказать. Дрались, пока могли, не упускали ни одной возможности ударить по врагу, нанести урон. Ну, а когда не осталось уже ни рот, ни патронов, ни сил для драки, побрели по лесу кто как мог."

 

  

Капитан первого ранга Г.А. Бутаков.

В ходе высадки десанта у Южной Озерейки
командовал бригадой канонерских лодок.

 

  

Канонерская лодка "Красная Грузия" в камуфляже. 1942-1943 гг.

 

 

Десант у Станички. Одновременно с операцией в Южной Озерейке в ночь на 4 февраля в районе деревни Станичка (южное предместье Новороссийска) на западном побережье Цемесской бухты высаживался вспомогательный морской десант в составе штурмового батальона моряков-добровольцев, которым командовал майор Цезарь Львович Куников.

Батальон был небольшим по численности, 276 человек, но данной части было суждено стать подлинной жемчужиной советской морской пехоты на Черном море. Отбор в батальон Куникова был очень строгим, бойцы проходили усиленную подготовку к морскому десантированию на специально оборудованном полигоне в районе Геленджика. Таким образом, батальон Куникова был первым специализированным "рейнджерским" подразделением в советской морской пехоте.

Вот как описывает подготовку куниковцев вице-адмирал Г.Н.Холостяков, в те дни – начальник Новороссийской военно-морской базы, ответственный за проведение десантов под Новороссийском:

"Кроме автомата и гранат каждому десантнику необходимо было холодное оружие. Однако снабдить им почти триста бойцов оказалось не просто – вещь "нетабельная". Пришлось организовать изготовление кинжалов кустарным способом. В кузнице Геленджикской МТС, где теперь хозяйничали судоремонтники, их ковали из старых вагонных рессор и заостряли на ручном точиле. Холодное оружие предназначалось не только для рукопашных схваток при сближении с противником вплотную, но и для поражения врагов на расстоянии – десантников учили метать кинжалы в цель. Я видел, как здорово это получалось у самого Куникова.

...

Мы с Бороденко часто наведывались в отряд и однажды попали как раз на практическую стрельбу из ПТР. Первым стрелял Куников, за ним остальные – было отпущено по патрону на человека. Предложили стрельнуть и нам с Иваном Григорьевичем. Осрамиться перед десантниками очень не хотелось, и я был рад, что удалось пробить щит...

По просьбе Куникова ему доставили несколько трофейных немецких пулеметов, автоматов и карабинов с боезапасом к ним, а также немецкие гранаты. Оружие врага тоже подлежало освоению – в десанте иной раз приходится пользоваться и им. В боевой группе лейтенанта Сергея Пахомова, где подобрались бойцы, причастные по прошлой службе к артиллерии, изучали даже немецкие легкие орудия. И не напрасно."

Высадка морпехов Куникова под Станичкой прошла на удивление успешно. Потери были символическими: трое раненых, один убитый! Десантники овладели Станичкой и начали расширение плацдарма.

В свете сложившейся ситуации было принято решение рассматривать захваченный Куниковым плацдарм как основной и перенаправить на него те силы, которые были отозваны из-под Южной Озерейки. Именно этому плацдарму было суждено войти в историю войны под названием "Малая земля". В специальной литературе и документах плацдарм обычно именуется Мысхако по названию мыса, который служит крайней юго-западной точкой Цемесской бухты, и одноименного селения, которое находится возле него.

После накачки на плацдарм под Станичкой значительных сил была предпринята попытка штурма Новороссийска. К сожалению, наша 47-я армия, пытавшаяся наступать вдоль восточного побережья Цемесской бухты, продвижения не имела. Из-за этого локальные успехи, достигнутые нашими десантниками в районе Станички, не были развиты и в феврале-марте 1943 года Новороссийск освободить не удалось.

 

Операция "Нептун". За два месяца тяжелейших боев плацдарм, захваченный штурмовым батальоном Куникова в районе Станички-Мысхако, удалось несколько расширить. Однако его протяженность все равно не превышала 8 км с запада на восток и 6 км с севера на юг. На этот клочок земли была переправлена часть сил 18-й армии, в том числе и части морской пехоты. Эти бригады и дивизии дамокловым мечом нависли над гарнизоном Новороссийска.

Примечательно, что помимо пехоты и артиллерии на плацдарм были доставлены и танки – легкие Т-60. Для этой цели использовались своеобразные мореходные паромы повышенной грузоподъемности, полученные путем попарного соединения борт о борт мотоботов типа ДБ.

В середине апреля командование противника начало операцию "Нептун". Ее целью было расчленить советский плацдарм надвое и сбросить воинов-малоземельцев в море.

Для уничтожения нашего десанта в районе Мысхако была создана специальная боевая группа генерала Ветцеля силой до четырех пехотных дивизий общей численностью около 27 тыс. человек и 500 орудий и минометов. К поддержке наступления с воздуха привлекались до 1000 самолетов. Морскую часть операции (под названием "Бокс") должны были выполнить три подводные лодки и флотилия торпедных катеров. Этим силам вменялось прервать морские коммуникации между "Малой землей" и портами Кавказа, через которые осуществлялось снабжение Западной группы 18-й армии на плацдарме.

17 апреля в 6.30 после сильной артиллерийской и авиационной подготовки противник перешел в наступление на Мысхако. Части 18-й армии, несмотря на ураганный огонь артиллерии и непрерывные бомбежки, сражались на своих позициях до последней возможности. Ценой больших потерь частям 4-й горнострелковой дивизии противника удалось осуществить вклинение в боевые порядки советских войск на стыке 8-й и 51-й стрелковых бригад.

Образовавшаяся "вмятина" в линии фронта на тактических схемах смотрится не так уж и страшно, но надо помнить, что немецких солдат от деревни Мысхако на берегу моря отделяли считаные километры. Чтобы рассечь плацдарм надвое, немцам, казалось, не достает лишь одного, последнего усилия. Поэтому в район вклинения были стянуты резервы обеих сторон и в течение нескольких дней там шли бои крайней ожесточенности.

20 апреля противник предпринял самое мощное наступление. Однако все попытки врага продвинуться вперед и очистить плацдарм разбились о стойкость советских десантников. Впрочем, бои начали стихать только 25 апреля, когда немцы признали полную бесперспективность продолжения операции и приступили к отводу войск на исходные позиции.

Очень важную роль в отражении атак противника сыграла наша авиация. Своими массированными действиями она сковала наступление частей генерала Ветцеля, заставила вражескую авиацию снизить свою активность. Начиная с 20 апреля, благодаря переброске на Кубань авиационных резервов Ставки, в воздухе над "Малой землей" наметился перелом в нашу пользу. "Черные бушлаты" и бойцы сухопутной армии на плацдарме проявили несгибаемую стойкость и фантастическое самопожертвование, но следует признать, что заслуги наших ВВС в деле удержания плацдарма – огромны.

Командование немецкой 17-й армии, ответственной за район Новороссийска, вынуждено было сообщить в штаб группы армий "А":

"Сегодняшнее авиационное наступление русских из района высадки десанта по Новороссийску и сильные атаки русского воздушного флота по аэродромам показали, как велики возможности русской авиации".

(Это немецкое донесение, процитированное по книге мемуаров маршала А.А. Гречко "Битва за Кавказ", в неизменном виде кочует по множеству советских книг и мемуаров; к сожалению, его первоисточник мне неизвестен.)

Таким образом, немецкая операция "Нептун" потерпела крах. "Малая земля" осталась постоянно действующим оперативным фактором вплоть до самого освобождения Новороссийска.

Старшему поколению достаточно широко известен тот факт, что будущий Генсек КПСС СССР Л.И. Брежнев в те дни носил звание полковника и был начальником политотдела 18-й армии. Участию Брежнева в битве за Новороссийск посвящены его мемуары "Малая земля".

Также кто-то, возможно, еще помнит, что во время перестройки публиковались "смелые разоблачения": дескать, Брежнев трусил посещать "Малую землю", а его мемуары – фикция.

Полковник И.М. Лемперт, бывавший на "Малой земле" в качестве политработника 7-го отдела Политуправления ЧФ, опровергает эти необоснованные домыслы:

"Начальник политотдела 18-ой армии полковник Брежнев на "Малой земле" был лично и неоднократно!

Мне доводилось его встречать и в Кабардинке, куда я приехал к Брежневу вместе с художником Пророковым, и на самом малоземельском плацдарме летом и осенью 1943 года. Кстати, Брежнев имел в войсках очень хорошую репутацию, и считался среди солдат – настоящим комиссаром. Он был очень обаятельным и душевным человеком, харизматической личностью."

 

"Голубая линия". Как уже должно быть ясно из вышеизложенного, несмотря на угрожающую стратегическую обстановку немецкая 17-я армия не получила разрешения в январе-феврале 1943 года на отход в Крым. Советское наступление временно остановилось, фронт стабилизировался по линии Азовское море – Киевское – Крымская – Нижнебаканская – Новороссийск. По указанной линии и в ее тылу немцы начали возводить мощные оборонительные рубежи, совокупность которых получила кодовое наименование "Голубая линия".

Крайним южным, чрезвычайно важным узлом "Голубой линии" стал город Новороссийск.

Оборону в районе Новороссийска противник готовил в течение года. Выгодные условия местности, а также наличие в достаточном количестве цемента (значительное количество которого добывалось в окрестностях города) позволяли противнику создать прочную оборону. Большинство тяжелых пулеметов и часть орудий, выдвинутых в первые траншеи, были укрыты в железобетонных сооружениях. Что, обратим внимание читателя, вообще-то являлось невиданной роскошью для большинства других участков Восточного фронта.

Наиболее сильные опорные пункты противник имел на горе Сахарная Голова и в районе цементного завода "Октябрь". В каждом из этих районов было оборудовано до 36 дзотов и до 18 дотов.

На обратных скатах высот были оборудованы убежища в виде глубоких "лисьих нор" или блиндажи с сильными железобетонными перекрытиями, которые выдерживали прямое попадание тяжелого артиллерийского снаряда или 250-килограммовой авиабомбы.

Подступы к переднему краю обороны были прикрыты проволочными заграждениями и сплошными минными полями.

Опасаясь десанта, немцы укрепили и морское побережье. Так, на участке электростанция – цементный пирс было построено пять пулеметных дотов, а на восточном моле у входа в гавань – пушечный дот.

Отдельно стоящие каменные здания в Новороссийске и здания на углах улиц были превращены в опорные пункты. Окна первого и второго этажей были заделаны кирпичом на цементном растворе, а в стенах домов пробиты амбразуры. Стены зданий были усилены с внешней стороны дополнительной кирпичной кладкой, а с внутренней – мешками с песком. Перекрытия между этажами усиливались трамвайными рельсами или толстой прокладкой из железобетонных плит. Лестничные клетки, как правило, были завалены мешками с песком или камнями, а между этажами проделаны специальные лазы.

Укрепленный дом имел два и более ходов сообщения, по которым гарнизон дома в случае необходимости мог перейти в другой дом или отойти в тыл. Гарнизон укрепленного здания располагался обычно в подвалах или в специально оборудованных под домом казематах. Огневые средства располагались по ярусам: в нижнем этаже тяжелые пулеметы и 75-мм орудия, на втором и третьем этажах – автоматчики, легкие пулеметы, а иногда и 37-мм орудия.

Таким образом, хочется заострить внимание на одной примечательной детали. Хотя к 9 сентября 1943 года Красной Армии уже удалось вернуть в боях часть оккупированной территории страны и, в частности, отбить у противника ряд крупных городов (в том числе Ростов-на-Дону – дважды и Харьков – дважды), можно утверждать, что Новороссийск являлся наиболее серьезным городом-крепостью из всех, с которыми пришлось иметь дело нашим войскам до того момента.

Конечно, особняком стоит Сталинград, который был к ноябрю 1942 года почти полностью занят немецкими войсками и который впоследствии немецкая пропаганда объявила "крепостью на Волге". Действительно, уже в ходе советского контрнаступления уличные бои в Сталинграде продлились долго и отличались крайним упорством. Однако, именно в отношении качества продуманного, планомерного инженерного оборудования позиций и плотности фортификационных сооружений Новороссийск представляется более серьезным "фестунгом", чем Сталинград.

 

Десант в Новороссийск. К сентябрю 1943 года советские войска на приморском направлении получили достаточные подкрепления и подготовили новую операцию по освобождению Новороссийска. Ее "изюминкой" должна была стать массированная высадка десанта непосредственно в Новороссийский порт. По дерзости замысла эта операция составляет достойную конкуренцию Феодосийскому десанту и, наряду с ним, может быть признана одним из самых славных деяний советской морской пехоты.

Силы высадки состояли из трех десантных отрядов и отряда обеспечения высадки десантных войск. Он делился на четыре группы: группу прорыва и уничтожения огневых точек на молах (эта же группа катеров преодолевала боносетевые заграждения, запиравшие вход в гавань), группу атаки берега, группу атаки порта, которые должны были нанести торпедный удар по вражеским укреплениям на берегу в местах высадки десантов, и группу прикрытия операции с моря.

Всего в составе сил высадки насчитывалось около 150 боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов Черноморского флота.

Самые ответственные роли в десанте принадлежали различным боевым и вспомогательным катерам: торпедным Г-5, катерам-охотникам МО-4, катерам-тральщикам КМ, мотоботам ДБ и др.

В Новороссийском порту десантировались 393-й отдельный батальон морской пехоты под командованием капитан-лейтенанта В.А. Ботылева, 255-я морская стрелковая бригада, 1339-й стрелковый полк 318-й стрелковой дивизии.

Общее руководство десантной операцией осуществлял командующий флотом вице-адмирал Л.А. Владимирский, командиром сил высадки был назначен командир Новороссийской военно-морской базы контр-адмирал Г.Н. Холостяков.

К 9 сентября подготовительные мероприятия к наступлению завершились. В 2 часа 44 минуты 10 сентября все десантные отряды заняли свои места на исходной линии. Сотни орудий и минометов обрушили огонь на оборонительные позиции противника к востоку и югу от Новороссийска, по порту, а также побережью. Одновременно мощный бомбовый удар нанесла авиация. В городе начались пожары. Дымом заволокло молы и порт.

Вслед за этим по порту нанесли удар торпедные катера. 9 торпедных катеров группы прорыва во главе с командиром 2-й бригады торпедных катеров капитаном 2-го ранга В.Т. Проценко атаковали огневые точки на молах, подошли к бонам, высадили там штурмовые группы, быстро подорвали боносетевые заграждения и дали сигнал, что проход в порт открыт.

В это же время 13 торпедных катеров под командованием капитана 3-го ранга Г.Д. Дьяченко атаковали вражеские объекты на берегу. Сразу вслед за этим в порт прорвалась третья группа торпедных катеров во главе с капитан-лейтенантом А.Ф. Африкановым. Они выпустили торпеды по причалам и местам высадки десанта.

По оценкам адмирала Холостякова, торпедами было разрушено либо выведено из строя до 30 дотов и дзотов. "Морской атлас" дает другое число – 19. В любом случае не приходится сомневаться, что подрыв порядка 40-50 торпед вблизи от прибрежных немецких огневых точек внес существенный вклад в расстройство противодесантной обороны врага.

Из 25 торпедных катеров, участвовавших в обеспечении высадки, погибли два. Экипаж одного из них, выбравшись на берег, сражался там во главе со своим командиром Иваном Хабаровым вместе с десантниками.

После того как подрыв боносетевых заграждений и удар торпедных катеров расчистили дорогу в порт, туда устремились катера-тральщики и катера-охотники с штурмовыми группами первого эшелона.

К утру в общей сложности было десантировано порядка 4 тыс. человек. Цифра весьма внушительная, если вспомнить, что под Григорьевкой высаживались 2 тыс. бойцов, а в районе Южной Озерейки удалось высадить всего 1,5 тыс. Для дезорганизации противника и нанесения вспомогательных ударов во фланги и тыл новороссийскому гарнизону этих сил вполне могло бы хватить. Но – при условии, что войска 20-го стрелкового корпуса, наносящие удар с "Малой земли", а равно 318-я стрелковая и части 55-й гвардейской дивизий, наступающие совместно с частями усиления вдоль восточного берега Цемесской бухты, выполнят поставленные на 9 сентября задачи наступления.

К сожалению, 20-й ск продвижения не имел, 318-я сд и штурмовой отряд 55-я гв.сд также продвинулись за день незначительно. Бои за Новороссийск приняли затяжной, ожесточенный характер.

Части морской пехоты в порту и его окрестностях были отрезаны друг от друга, вели бой в окружении.

11 сентября в Новороссийск был высажен второй эшелон десанта: 1337-й стрелковый полк все той же 318-й сд и части 255-й мсбр.

Вслед за тем в бой были введены основные силы 55-й гв.сд и 5-я гвардейская танковая бригада.

Но и после этого бои продолжались еще 5 дней, завершившись только 16 сентября полным освобождением города.

Таким образом, для взятия главной крепости "Голубой линии" нашим войскам при поддержке авиации и Черноморского флота потребовалась неделя упорных, непрерывных наступательных боев.

 

Итоги. Битва за Новороссийск началась 4 февраля 1943 года десантами у Южной Озерейки и Станички и закончилась только 16 сентября – после того, как морская пехота и сухопутные войска завершили выполнение поставленной задачи и полностью освободили город от врага.

Но затраченные усилия принесли богатые плоды. Падение Новороссийска означало взлом "Голубой линии". А это, в свою очередь, привело к полному оставлению 17-й армией противника всей Тамани. Тугой оперативный узел на южном фланге советского фронта был развязан, советские войска смогли вплотную приступить к подготовке освобождения Крыма...

 

 

Карты и схемы

  

Схема 1. Боевые действия на Черном море в 1941-1942 гг.

Схема дает хорошее представление о пространственном размахе боевых действий на южном фланге советско-германского фронта до конца 1942 г. Также ясно виден предел продвижения немецких войск на Кавказе к ноябрю 1942 г. Обратим внимание, что к концу осени 1942 г. Новороссийск был крайней левой (юго-западной) точкой всего советско-германского фронта.
   

 

  

Схема 2. Битва за Кавказ. Наступление советских войск в январе-марте 1943 г.

Примечательно, что при гигантском размахе советских наступательных операций в зимнюю кампанию 1943 г. Новроссийск продолжал оставаться в целом всё той же крайней юго-западной, неподвижной точкой советско-германского фронта. Эта схема позволяет лучше понять, насколько важное не только оперативное, но и символическое значение приобрел Новороссийск в 1943 г. в глазах командования обеих воюющих сторон.

 
  

Схема 3. Высадка десанта под Южной Озерейкой и Станичкой. 3-4 февраля 1943 г.

Эта схема дает весьма полное представление о действиях катеров и кораблей во время высадки десанта в Южной Озерейке. В частности, четко обозначены места гибели буксиров, которые подводили болиндеры к берегу, а также точки, в которых высадили десантников канонерские лодки.
 

  

Схема 4. Динамика фронта на "Малой земле" в феврале-апреле 1943 г.
Отражение немецкого наступления (операция "Нептун").


  

  

Схема 5. Исходное положение сторон перед штурмом Новороссийска в сентябре 1943 г.
Организация вражеской обороны

 

  

Схема 6. Действия торпедных катеров в Новороссийском порту перед высадкой десанта.
10 сентября 1943 года

 

  

Схема 7. Действия 318-й стрелковой дивизии, десантных отрядов и
частей усиления по овладению Новороссийском. 10-16 сентября 1943 г.

 

  

Схема 8. Новороссийская десантная операция. 9-16 сентября 1943 года

 

  

Схема 9. Новороссийско-Таманская наступательная операция. Прорыв "Голубой линии".
9 сентября – 9 октября 1943 года

 

 

Иллюстрации

  

Фото 1. Эсминец "Бдительный", потопленный немецкой авиацией в Новороссийске. Июль 1942 г.

 

 
 

Фото 2. Эпизод битвы за Кавказ. Расчет 12,7-мм пулемета ДШК
ведет огонь по позициям германских горных егерей.
Закавказский фронт, 242-я горнострелковая дивизия. Сентябрь 1942 года
 

  

Фото 3. Группа советских военных альпинистов. Справа – проводник Шота Шоломберидзе.
Закавказский фронт, осень 1942 года

 

  

Фото 4. Слева – легкая советская горная установка 8-М-8 для пуска реактивных снарядов РС-82.
Справа – группа ее создателей во главе с военинженером 3-го ранга А.Ф.Алферовым.
Осень 1942 года

Именно появление этих легких и малогабаритных пусковых установок навело Н.Сипягина (командира одного из дивизионов сторожевых катеров, дислоцированных в районе Сочи) на мысль усилить огневой потенциал "мошек" (катеров-охотников МО-4) 82-мм реактивными снарядами.

 

  

Фото 5. Установка 8-М-8 для пуска реактивных снарядов РС-82.
Данный вариант несколько отличается от представленного на фото 4
и дает более полное представление об этом устройстве.
Экспозиция Центрального Музея Вооруженных Сил (Москва).

 

  

Схема 10. Размещение 4 ПУ 82-мм РС 8-М-8 на баке катера МО-4.
Реконструкция Ю.Н.Жутяева, автора статьи "Реактивные пусковые установки 8-М-8 на малых охотниках Черноморского флота, 1942-1943 годы" (Альманах "Гангут", вып.25)

Четыре МО-4, вооруженных подобным образом, 26 декабря 1942 года произвели мощный огневой налет на части противника, дислоцированные в районе хутора Алексин (22 км юго-западнее Новороссийска). Они выпустили в общей сложности более 600 реактивных снарядов (легко сосчитать, что каждый катер в залпе мог выпустить 4х8=32 РС, 4 катера – соответственно, 128; а, насколько известно из документов, катера произвели по 4 перезарядки установок, то есть в общей сложности каждый катер дал 5 залпов).

Второе использование РС с морской подвижной платформы состоялось в ночь на 4 февраля, во время высадки десанта штурмового батальона Ц.Л.Куникова под Станичкой. В качестве носителя РС был использован катерный тральщик КАТЩ-606 (мобилизованный гражданский сейнер "Скумбрия" водоизмещением 32 т), на котором удалось поместить 12 ПУ РС. В той же высадке, под Станичкой, в качестве носителя РС использовался малый охотник МО-084.

Итоги этих экспериментом были признаны удачными и, начиная с середины 1943 года, на флоте появляются различные боевые катера со штатными вариантами вооружения реактивными снарядами. Это и артиллерийские катера АКА на базе торпедных Г-5, и "минометные катера" на базе Я-5 "Ярославец", КМ-4 и десантных ботов ДБ, и различные типы бронекатеров.

 

 
 

Фото 6. Болиндер. Так назывались баржи, при помощи которых под Южной Озерейкой
высаживались легкие танки "Стюарт" американского производства.
Лучше понять устройство этого судна позволяет схема.
 

  

Фото 7. Легкие танки американского производства М3л "Стюарт" на марше.
Район Моздока, осень 1942

На Северном Кавказе в 1942-1943 гг. значительную долю всей советской бронетехники составляли ленд-лизовские машины – как "американцы", так и "канадцы", и "англичане". Это связано с близостью Ирана, через который – наряду с Мурманском и Владивостоком – шел интенсивный поток поставок от союзников.

 

  

Фото 8. Танк Мк-3 "Валентин" (Mk III Valentine VII) канадского производства
из состава 151-й тбр Черноморской группы войск Закавказского фронта.
Это немецкая фотография – танк оставлен экипажем вследствие попадания снаряда в МТО.
Февраль 1943

 

  

Фото 9. Легкий танк "Тетрарх" английского производства из состава 151-й тбр.
На башне сохранился аннглийский номер – танки были переданы Красной Армии
из состава 3-го батальона 9-го уланского танкового полка.
Северный Кавказ, март 1943.

Основное вооружение "Тетрархов" составляла 40-мм пушка при весьма скромном боевом весе машины порядка 7,5 т. "Тетрархи" были выпущены в Великобритании серией в 180 машин и предназначались в первую очередь для использования в составе воздушно-десантных войск. В частности, их можно было высаживать при помощи десантных планеров "Гамилькар". (Каковая возможность и была впоследствии использована при высадке в Нормандии.)

В Красную Армию в 1942 году попала партия из 20 "Тетрархов". В 1943 году они пошли в бой на Северном Кавказе и к 2 октября была потеряна последняя машина этого типа.

Нет точных данных относительно применения "Тетрархов" в морских десантных операциях на Черном море (достоверно известно только об использовании американских танков"Стюарт" под Южной Озерейкой), хотя малый вес делал эту машину вполне "посильной" даже для таких малотоннажных высадочных средств, как десантные боты ДБ проекта 165 (см.фото Х и Х1).

Однако, по мнению автора, нельзя исключать использования "Тетрархов" на "Малой земле", поскольку, согласно мемуарам адмирала Холостякова, туда при помощи ботов ДБ были доставлены танки Т-60 (и, возможно, несколько "Валентайнов" – если верить румынским ведомостям по захвату трофеев в районе плацдарма на Мысхако).

 

  

Фото 10. Танки Т-60 с десантом на броне.

Закавказский фронт, август 1942

Использование легких Т-60 с 20-мм пушкой ТНШ в качестве линейных танков было, конечно, вынужденной мерой. Эти машины несли тяжелые потери и уже в 1943 году уцелевшие танки Т-60 Закавказского фронта были отведены в тыл, где некоторое время использовались для противодесантной охраны побережья в районе Туапсе и Геленджика. Затем, насколько мы можем судить по достаточно скупым данным, Т-60 были переправлены на "Малую землю" при помощи десантных ботов ДБ (см. ниже фото 23, 24). Там они провели лето 1943 г. и затем понесли достаточно серьезные потери при штурме Новороссийска в сентябре того же года.

 

  

Фото 11. Обломки "Стюарта" на берегу моря под Южной Озерейкой.
На заднем плане хорошо видна севшая на мелководье и расстрелянная артиллерией баржа-болиндер.

 

  

Фото 12. Обломки того же "Стюарта", другой ракурс.
 

  

Фото 13. Уничтоженный болиндер с опущенной аппарелью. Южная Озерейка.
На переднем плане – обломки грузовика. Помимо 30 "Стюартов" с трех болиндеров должны
были также высадиться 6 грузовиков с предметами МТО.
 

  

Фото 14. Тренировка бойцов штурмового батальона Ц.Куникова.
Северный Кавказ, 1943
 

  

Фото 15. Бойцы штурмового батальона Ц.Куникова
Северный Кавказ, 1943

К сожалению, точно атрибутировать время и место, где делались подобные фотографий, достаточно затруднительно. Штурмовой батальон Ц.Л.Куникова был создан в начале 1943 года и до 4 февраля проводил усиленные тренировки в районе Геленджика. Затем пробил их час славы: десант под Станичкой и захват плацдарма, который затем стал основным.
 

  

Фото 16. Куниковцы перед десантом.
Северный Кавказ, 1943
 

  

Фото 17. Трофейная немецкая ЗСУ SdKfz 10/4 (полугусеничный тягач с 20-мм пушкой в кузове)
буксирует 2 37-мм зенитных орудия обр.1939 г.
Северный Кавказ, весна 1943
 

  

Фото 18. Советские части вступают в город Краснодар.
Перед нами: батарея, оснащенная 76-мм полковыми пушками обр. 1927 года.
Февраль 1943 г.
 

  

Фото 19. Советские морские пехотинцы ведут бой в Станичке (окраина Новороссийска),
плацдарм "Малая земля". Весна 1943
 

 

  

Фото 20. Заместитель начальника политуправления Южного фронта Л.И. Брежнев
беседует с бойцами. Лето 1942 г.

 

  

Фото 21. Бригадный комиссар Л.И. Брежнев
вручает партбилет помкомвзвода А. Малому. 1942-1942 гг.

 

  

Фото 22. Л.И.Брежнев на командном пункте 20-го стрелкового корпуса.
(Справа от генерала Гречкина, читающего радиограмму.)

Плацдарм Мысхако, весна-лето 1943

 

 
   

Фото 23, 24. Десантные боты ДБ (проект 165) подготовлены
к переброске морем 122-мм гаубиц М-30. Северный Кавказ, Геленджик, 1943

С помощью таких небольших ботов, которые строились в маленьком русском городе Гороховец на реке Клязьма, осуществлялось снабжение советских войск на плацдарме Мысхако и, впоследствии, на плацдармах в Крыму в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции.

 
  

Фото 25. Артиллерийский катер (Г-5 с пусковой установкой РС на рубке)
2-й Новороссийской бригады торпедных катеров в боевом походе

 

  

Фото 26. Катера 2-й Новороссийской БТКА.
На заднем плане – артиллерийский катер с ПУ РС.

 

   

Фото 27. Подготовка к постановке мин Р-1 (уложены в торпедные желоба)
с торпедных катеров Г-5. Черное море, 1943 г.

При проведении десантных операций с участием Г-5 именно торпедные желоба служили
главным вместилищем для морских пехотинцев.
   

   

Фото 28. Командир роты автоматчиков 393-го отдельного батальона
морской пехоты А.В.Райкунов перед высадкой десанта в Новороссийский порт.
Сентябрь 1943

 

  

Фото 29. Капитан-лейтенант В.А.Ботылев,
командир 393-го отдельного батальона морской пехоты (обмп).
"Самая яркая личность Новороссийского десанта" по характеристике
командующего операции, вице-адмирала Г.Н.Холостякова
 

 

  

Фото 30, 31. Слева – Старший лейтенант А.В. Райкунов.
Справа – капитан Н.В.Старшинов.

Старший лейтенант Райкунов – командир роты автоматчиков 393-го отдельного Новороссийского батальона морской пехоты Черноморского флота. Получил звание Героя Советского Союза за Новороссийский десант.

Капитан Н.В.Старшинов – заместитель командира 393-го обмп по политчасти. Тоже получил Героя.

Из описания подвига роты Райкунова: "В первом эшелоне этого десанта был 393-й отдельный батальон морской пехоты Черноморского флота, в котором служил Райкунов. Его рота автоматчиков под ураганным огнем противника высадилась на заминированные и опоясанные кольцом огневых точек причалы порта. Преодолев яростное сопротивление врага, взорвав два дота, автоматчики ворвались на набережную, заняли здания железнодорожного вокзала и элеватора, очутившись в центре города, в тылу обороны противника. Гитлеровское командование бросило против моряков все свои резервы. Враг предпринимал настойчивые попытки уничтожить десантников, восстановить утраченные позиции, ликвидировать опасность, нависшую с тыла. Бои приняли ожесточенный, кровопролитный характер.

Двадцать восемь контратак отбили автоматчики Райкунова. Без пищи, без воды, в полуразрушенном горящем здании элеватора они более шести суток сражались с численно превосходящим противником. Когда 12 вражеских танков подошли к горящему, но все еще удерживаемому моряками зданию элеватора, советские воины встретили их противотанковыми гранатами, а затем вызвали огонь нашей артиллерии на себя.

Рота Райкунова не отступила ни на шаг. В последующие дни вместе с подошедшими подкреплениями автоматчики приняли активное участие в очищении Новороссийска от захватчиков."

О том же бое в Новороссийске вспоминает Н.В.Старшинов: "Возле каждого окна первого этажа поставили по одному автоматчику. Большими силами мы не располагали. Я вооружился единственным имевшимся у нас противотанковым ружьем и вместе с Василием Ботылевым поднялся на второй этаж. Выбрав удобную позицию у маленького окна какого-то подсобного помещения, зарядил ружье. Не успел еще изготовиться к выстрелу по головному танку, как страшный грохот ворвался в комнату. Снаряд разворотил стену и тяжело ухнул в дальнем углу. Едкая пыль набилась в рот, уши. Что-то трещало, рушилось. Пол вздрогнул, покачнулся, и мы с Ботылевым оказались на первом этаже.

Со всех сторон к клубу подкрадывались немецкие автоматчики. Наши бойцы стреляли расчетливо, только наверняка — экономили патроны.

Первую атаку отбили. За ней последовали вторая, третья. С каждым новым броском противника наше положение усложнялось. Порой даже не верилось, что удастся выстоять. Но люди стояли! Если кто-либо падал от раны, то все равно, лежа, продолжал вести огонь по врагу." (из книги мемуаров "Зарево над волнами")

 

  

Фото 32. Бой за Новороссийск. Сентябрь 1943 года

 

  

Фото 33. Поврежденный СКА №0141 возвращается своим ходом на базу после
Новороссийской десантной операции. 9-10 сентября 1943 года.

В ходе высадки морской пехоты и стрелковых частей в Новороссийский порт ураганным пушечно-пулеметным огнем были потоплены и получили повреждения многие катера и суда Черноморского флота. Этой "мошке" повезло – она вырвалась из огненного ада и теперь полузатопленная упорно идет домой.

 

 
 

Фото 34. Руины освобожденного Новороссийска. Сентябрь 1943

 

   

Фото 35. Тральщик Т-406 "Искатель" обеспечивает высадку одного из десантов в рамках
Новороссийско-Таманской наступательной операции. 22 сентября 1943 года

 

 

 

 

Враг

 

 

Фото 36, 37. Немцы позируют с 203-мм орудиями береговой батареи №10
Севастопольского оборонительного района. Севастополь, лето 1942

Эти фотографии знаменуют собой трагический конец Севастопольской эпопеи и как бы символизируют апогей военных успехов вермахта на Восточном фронте. Совсем скоро, в сентябре 1942, немецкая армия на южном фланге фронта упрется в советскую оборону под Новороссийском и ее продвижение вдоль черноморского побережья остановится. А спустя еще 2 месяца прогремят залпы советского контрнаступления под Сталинградом...

 

 

 

Фото 38. Офицеры румынского 9-го полка рошиорей
(rosiori – разновидность румынской кавалерии; к тому времени полки рошиорей обычно представляли
собой сносно механизированные, достаточно боеспособные подвижные части).
Кавказ, лето 1942.

 

  

Фото 39. Румынская пехота преодолевает баррикаду в Нальчике. Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 40. Румынские горные стрелки. Во вьюках – разобранные пулеметы ZB-53.

Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 41. Немецкая 105-мм легкая полевая гаубица на улице Майкопа. 1942 год
 

  

Фото 42. Румынская часть на марше. Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 43. Расчет румынского станкового пулемета. Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 44. Все еще наступают... На переднем плане – румыны.
На заднем – немецкие штурмовые орудия StuG.III
Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 45. Немецкая 20-мм зенитка ведет огонь. Кавказ, осень 1942
 

  

Фото 46, 47. Сценки из фронтового быта 101-й егерской дивизи вермахта.
Район Туапсе, ноябрь 1942 г.

Как видим, всё тонет в грязи. Чрезвычайно пессимистичное описание этого участка советско-германского фронта оставил немецкий философ и писатель Эрнст Юнгер: "Бросок на линии Туапсе-Майкоп принес массу потерь, так как русские укрепились в бескрайних и густых лесах и защищают их с завидным упорством. Так случилось, что, почти по Клаузевицу, наступление застряло у водораздела и увязло перед стратегическими целями. В этом положении несчастья следовали одно за другим. После жестоких ближних боев на опушках мощные ливни разрушили мосты и сделали дороги непроходимыми. И вот войска уже несколько недель обитают в мокрых норах, измотавшись от холода и сырости, подвергаясь огню и частым атакам."
 

  

Фото 48. Немецкая 20-мм зенитная самоходная установка SdKfz 10/4 в горах Крыма.
(Аналогичная – выше, на фото 17)
Зима 1942/1943.
Русские пока не пришли, но когда они придут – в апреле 1944 – мало не покажется.
 

  

Фото 49. Расчет румынского 37-мм ПТО "Бофорс". Кубань, май 1943

 

  

Фото 50. Экипаж немецкой быстроходной десантной баржи MFP-137
встречает Рождество на борту своего корабля. Черное море, декабрь 1942.

 


 

Другие публикации

Описание игры "Черные бушлаты"

Оборона Одессы. Десант под Григорьевкой

Керченско-Феодосийская десантная операция

Оборона Севастополя

 


Магазин электронных книг Александра Зорича

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи".Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.