Александр ЗОРИЧ 

  HERALDICA

 О структуре исходного текста

Раздел обновлен 1 декабря 2000 г.

Один из двухMain de GloireВторое сновидение КримхильдыУ переправы, в трепетном предвосхищении близостиСофонисбаСон КримхильдыПерстень и поясНетПовесть о липеМарка Лициния Красса, злосчастного римлянина, гибельОрландоПутешествие в ИндиюПриуготовленияПаламедВолосы ВероникиКубокНапоказПриглашение посетить военный лагерь N, посланное господину Книттельферсту бароном X, постельничим Его Королевского ВеличестваКамелотский кодексВиргомахияМастер ЖуоHome, sweet homeКаллиграфияКаждый герб указывает на некую историю

 

Вводные статьи


 



Новости сайта
А.Зорича


 

О СТРУКТУРЕ ИСХОДНОГО ТЕКСТА

 

 

"Песнь о Нибелунгах" – объемное эпическое повествование, написанное "кюренберговской строфой" (четыре строки, рифма ААББ; первые три строки состоят из двух полустиший 3-иктного тактовика, последнее полустишие в строфе удлинено до 4-иктного тактовика в знак строфической концовки). В русских переводах "кюренберговская  строфа" обычно передается правильными ямбами. Например:

Сказать, что было дальше, я  не сумею вам.

Известно лишь, что долго и дамам и бойцам

Пришлось по ближним плакать, не осушая  глаз.

Про гибель нибелунгов мы окончили рассказ.

 

В разных рукописях число строф различно; в наиболее полном и общепринятом варианте их 2379. Строфы сгруппированы в авентюры (главы), каждая из которых нумеруется  римской цифрой и имеет название (кроме первой), вкратце пересказывающее ее содержание (например, Авентюра XXIX. "О том, как Кримхильда препиралась с Хагеном, а он не встал перед нею"). Все ссылки на "Песнь" даются  в стандартной форме: (номер авентюры, номер строфы). Число строф в одной авентюре не превышает 150.

В композиционном плане "Песнь о нибелунгах" – роман с линейным дискурсом (в случае переключения  внимания  автора на второй план развитие событий на первом приостанавливается). Единство времени и места соблюдается  локально (иными словами, можно выделить несколько ключевых точек, в которых происходит собственно перфоманс; путешествия, переезды и прочее выполняют функции прокладок и при драматургическом подходе могут быть донесены до зрителя  хором или двумя  второстепенными персонажами в ретроспективном диалоге). География  романа – Исландия, Скандинавия  (?), Нидерланды, прирейнская  Германия, Австрия. Временной промежуток – свыше сорока лет.

В смысловом отношении "Песнь" можно разделить на две части: Зигфрид и его гибель (авентюры I-XIХ); месть Кримхильды и гибель нибелунгов (XХ-XXXIX).

 

 

 

ФАБУЛА ИСХОДНОГО ТЕКСТА

 

 

Королевство бургундов в верхнем течении Рейна. Столица – Вормс, король – Гунтер, среди прочих бургундов сюжетно необходимы его сестра Кримхильда (красавица на выданье) и его преданнейший вассал Хаген (бывалый воин; служит отечеству и судьбе). Королевство весьма богато, могущественно и процветает. Знать увеселяется  куртуазными забавами, турнирами, щедрыми дарениями.

Второй полюс текстуальной ойкумены – Нидерланды, где живет королевич Зигфрид, прославленный многими деяниями – убийством дракона (архаический мотив, унаследованный "Песнью" из скандинавского эпоса; см., например, "Речи Фафнира"), завоеванием клада нибелунгов, победами сам-семьсот и так далее. (Интересно отметить, что по мере движения  с севера на юг средневековая литература разбухает от вражьей крови: в исландских сагах славный воин Греттир с гордостью утверждает, что может выйти против четверых, но уже никогда не отважится  драться сам-пять; у германцев, как мы видим, в одиночку можно запросто вырубить пару сотен; французская "La Chanson de Roland" сообщает: "Арабы понесли большой урон: // Из сотни тысяч двое не спаслось."). Безусловно, такая  неординарная персона, как Зигфрид, нуждается  в неординарной супруге. Его избранницей становится  Кримхильда (о том она узнает из вещего сна в первой же авентюре.)

Зигфрид в Вормсе. Пышная  встреча, турниры и взаимные заверения  в почтении. Королевич просит руки Кримхильды. Подоспевшая  вовремя  война, в которой Зигфрид выступает союзником бургундов, дает возможность последним в полной мере оценить достоинства нидерландского регента. Гунтер готов дать разрешение на брак своей сестры и Зигфрида, но при одном условии – тот поможет ему заполучить руку и сердце высокомерной исландской богатырши Брюнхильды. Хаген, закоренелый фаталист, недоволен и пророчит мрачное будущее. Зигфрид ради прекрасной дамы согласен на все, но для  выполнения  столь сложного задания, как сватовство к Брюнхильде, ему требуется  навестить старых знакомцев – карлика Альбриха и нибелунгов (см. ТЕЗАУРУС).

После дружеского поединка с Альбрихом, Зигфрид забирает у последнего волшебный плащ, обладающий способностью делать своего хозяина невидимым, а заодно и многократно увеличивать его силы.

Итак, Гунтер и Зигфрид в Изенштейне, третьем полюсе романа. Существенная  в дальнейшем подробность: из соображений престижа, Гунтер представляет Зигфрида своим вассалом, хотя  тот в действительности таковым не является. Брюнхильда доверчива, но строга: она будет принадлежать лишь тому, кто а) бросит камень на двенадцать саженей и догонит его прыжком; б) победит ее в открытом поединке. Само собой разумеется, что Гунтеру эти задачи не под силу. С помощью волшебного плаща Зигфрид помогает своему мнимому сюзерену, незримо присутствуя рядом с ним во время  состязаний и выполняя  за него все действия, требующие сверхъестественных усилий. Сторонним же наблюдателям кажется, будто все подвиги совершаются  Гунтером лично. Брюнхильда потрясена и безоговорочно отдает свое сердце королю бургундов.

Зигфрид, Гунтер и исландская  принцесса прибывают в Вормс. Справляются  две свадьбы – Зигфрида с Кримхильдой, Гунтера с Брюнхильдой, после чего следует эпизод весьма буффонадный. В то время  как нидерландский королевич наслаждается  любовью и ласками Кримхильды (вспомним, что "Знатней ее и краше еще не видел свет"), брат последней проводит первую брачную ночь в воздержании, поскольку непокладистая  дева-богатырша в сражении за свою девственность с легкостью одолела незадачливого супруга и подвесила его на крюк (sic!). (С точки зрения  автора, неприязнь Брюнхильды к Гунтеру диктуется  нормами феодальной морали: ее золовка (Кримхильда) отдана в жены вассалу (как мы помним, мнимому) и, следовательно, честь вормсского клана запятнана мезальянсом).

На долю Зигфрида вновь выпадают сверхъестественные усилия. Следующей ночью он, побуждаемый Гунтером, пробирается  в спальню Брюнхильды. Пользуясь тьмой и плащом-невидимкой, Зигфрид после продолжительной борьбы укрощает строптивую. Сняв с нее перстень и пояс в залог своей победы, герой удаляется, оставив короля  спокойно исполнять свои супружеские обязанности.

Далее следует эпически раздутая  пауза размером в десять лет, во время  которой Зигфрид и Кримхильда пребывают в Норвегии, а Гунтер и Брюнхильда – в Вормсе. Обе четы производят на свет потомство, более же ничего достойного упоминания  не происходит.

В начале одиннадцатого года бургунды приглашают Зигфрида в гости. Помимо внешней родственной приязни здесь наличествуют и скрытые мотивы: Брюнхильду не оставляют мысли об источнике гордыни ее золовки, Хаген желает завладеть кладом нибелунгов. Зигфрид с женой откликаются на приглашение и приезжают в Вормс, где судьбой уготована кульминация  первой части романа.

Снова пиры, щегольство, ратные забавы. Сидя  бок о бок у окна и наблюдая  за разворачивающимся  во дворе турниром, королевы беседуют, постепенно приближаясь к размолвке. Кримхильда утверждает, что Зигфрид – самый могучий воин на свете и, имей желание, мог бы с легкостью покорить королевство бургундов. Брюнхильда возражает: Гунтер лучше хотя  бы тем, что знатнее Зигфрида, ведь недаром же нидерландец является  его вассалом. Свое символическое воплощение ссора находит в сцене у церковных ворот: желая  утвердить свой приоритет, Кримхильда входит первой, не забывая  при этом назвать соперницу наложницей Зигфрида. Мешая гнев и слезы, Брюнхильда требует объяснений. В фокус повествования  попадают временно забытые перстень и пояс, которые Зигфрид некогда передал своей супруге (мотивация  этого действия  неясна самому автору: "Он отдал их Кримхильде, а для чего – бог весть..."). Унизительный corрus delicti налицо, в тонкостях вопроса бургундам разбираться  недосуг, оскорбление, нанесенное чести Брюнхильды, слишком велико, чтобы его можно было оставить без внимания. Хаген предлагает Гунтеру убить Зигфрида и после непродолжительных уговоров получает согласие.

Посредством лжегонцов Гунтер объявляет себе войну от лица саксонцев. Зигфрид, чье благородство нуждается  в непрестанном утверждении, предлагает свои услуги в качестве союзника, как это уже было в пору его сватовства к бургундской принцессе. Хаген под маской дружеского участия  приходит к Кримхильде и обещает защищать ее возлюбленного на бранном поле. Наивная  королева доверяет ему секрет Зигфрида: во время  омовения  в придающей неуязвимости драконьей крови, листок липы, упавший между лопаток героя, послужил образованию пяди, доступной оружию. Более того, чтобы поточнее означить опасное место, Кримхильда обещает нашить на одежду мужа крестик, что как нельзя  больше устраивает коварного Хагена.

Войска выступают в поход, но новые лжегонцы в первый же день приносят известие: саксонцы отказались от своего замысла, войны не будет. В ознаменование этого радостного события  в Вогезском лесу назначается  королевская  охота, на которую в качестве почетного гостя  приглашен Зигфрид. Один за другим гибнут от руки нидерландца олени, кабаны, медведи, а также весьма экзотические представители прирейнской фауны – львы и пантеры. Изобилие мяса требует хорошего вина в соответствующем количестве, но по подстроенной Хагеном оплошности все питье оказывается  за пределами досягаемости охотников. Раздосадованный Зигфрид идет напиться  из ручья. Гунтер и Хаген, движимые отнюдь не жаждой, следуют за ним. В склоненную над водой спину героя  летит копье, направленное рукой Хагена. Убийство совершается.

Вернувшись с охоты, бургунды предлагают Кримхильде официальную версию случившегося: Зигфрид убит разбойниками. Ложь очевидна – при приближении Хагена из ран покойного течет кровь. Средневековое суеверие безошибочно указывает Кримхильде на настоящего убийцу. Вдова клянется отомстить за смерть мужа, а заодно и за утрату клада нибелунгов, который был припрятан Хагеном в водах Рейна. Остается  лишь избрать орудие мести, раздумья  над которым логично считать концом первой части песни.

Тринадцать лет Кримхильда безутешно скорбит по Зигфриду. На выручку окаменевшей фабуле приходит смерть Хельхи, супруги Этцеля, короля  гуннов (королевство гуннов, помещаемое автором "Песни" на территории современной Австрии, является  четвертым по счету и вторым по значимости полюсом текстуальной ойкумены романа). По рекомендации советников, Этцель решает посвататься  к вдовствующей Кримхильде. Она не возражает, поскольку видит в гуннах удобное орудие для  своей будущей мести. Ее недальновидные братья  (Гунтер, Гернот и Гизельхер) этого не учитывают, а протесты Хагена не имеют достаточного веса в силу его подчиненного положения  на лестнице социальной иерархии. Так Кримхильда, после путешествия  в страну гуннов, становится  женой Этцеля.

Еще восемнадцать лет проходят как бы между делом – персонажи песни и не думают стариться, Кримхильда рожает сына своему новому мужу, бургунды (которых автор все чаще именует нибелунгами), по всей видимости, пируют, охотятся и воюют саксонцев. Наконец Кримхильда созревает для  мести, заодно присовокупляя  к прежним еще один веский повод – именно Хаген и Гунтер вынудили ее выйти замуж за язычника (гунн Этцель, разумеется, язычник). План прост: заманить бургундов к гуннам и, спровоцировав ссору, убить обидчиков. В одну из ночей Кримхильда просит Этцеля  пригласить ее братьев в гости. Дескать, давно не виделись. Венценосный гунн не возражает и, более того, весьма рад был бы повидать шурьев. В Вормс спешно отправляется  посольство.

Как обычно, Гунтер, Гернот и Гизельхер не имеют ничего против, Хаген же решительно возражает, но в конце концов подчиняется  воле своих сюзеренов. Цвет бургундского рыцарства в сопровождении девяти тысяч слуг направляется  к Дунаю. Гунны ждут гостей, обустраивая  дворцовые покои и приуготовляя  съестные припасы.

Рассказ о том, как нибелунги ехали к гуннам, мы приносим в жертву лаконичности.

Итак, в один прекрасный день Кримхильда после восемнадцатилетней разлуки вновь встречает своих братьев. Разумеется, Этцель устраивает весьма пышное торжество в честь гостей. Хаген и Кримхильда вступают в продолжительное препирательство, формальным поводом к которому служит несоблюдение норм феодального этикета (владетель Тронье отказывается  приветствовать гуннскую королеву вставанием), а фактическим – глубокая  взаимная  неприязнь. После напряженного пиршества, грозящего кровопролитием, наступает ночь. Хаген и Фолькер (скрипач с железным смычком – персонаж, весьма оживляющий вторую часть "Песни") стоят на страже, не дозволяя  гуннам, подстрекаемым королевой, проникнуть в зал, где спят нибелунги.

На следующий день начинается  кровопролитие. Некто Бледель, вассал Кримхильды, нападает на Данкварта, вассала бургундских правителей. В схватке гибнет сам Бледель, пятьсот гуннов, двенадцать рыцарей Данкварта и девять тысяч безоружной челяди. Во время  последней попытки Этцеля  (который на протяжении всего повествования  выступает как объект манипуляций своей жены) уладить дело мирным путем, Кримхильда подставляет Ортлиба, своего сына, под меч Хагена. После этого побоище приобретает вселенские масштабы. Один за другим гибнут гуннские вожди и их дружины, медленно редеют ряды нибелунгов. Кровь течет реками, бургунды, осажденные в пиршественном зале, утоляют жажду без воды и вина, Фолькер убивает врагов своим смычком, все – и нибелунги, и гунны – проявляют чудеса верности вассальному долгу. Дворец горит, ибо, согласно приказу Кримхильды, подожжен.

На страницы последней, тридцать девятой, авентюры, попадают немногие: Гунтер, Хаген, Кримхильда, вассал Этцеля  Дитрих Бернский и старый рубака Хильдебранд. Короткая, но яростная  схватка. Дитрих пленит утомленных кровопролитием бургундов. Кримхильда, преисполненная  жаждой мщения, теряя  остатки человеческого, все более фурия, все менее женщина, рубит голову своему брату – Гунтеру, а затем и Хагену. Потрясенный таким обращением с пленными, Хильдебранд (да, вот зачем он уцелел) рассекает Кримхильду надвое. Последняя  строка "Песни" гласит: "Про гибель нибелунгов мы окончили рассказ".

 

 

О СУДЬБЕ ГЕРОЕВ И ПРЕДМЕТОВ

 

О Брюнхильде автор не вспоминает, начиная  с двадцатой авентюры, но можно догадываться, что она провела остаток своих дней в Вормсе, скорбя  (?) о гибели Гунтера.

Судьба сына Зигфрида и Кримхильды, нареченного в честь дяди Гунтером (о, германская  ирония  судьбы!), также остается  под вопросом. Известно лишь, что он вырос на родине отца, в Нидерландах. Почему Гунтер-младший не мстил убийцам, или, по крайней мере, не помогал в этом матери – непонятно.

Этцель, надо полагать, вскорости умер, поскольку из текста явствует его преклонный возраст (впрочем, как знать; во французском героическом эпосе Карл Великий, находясь в стодвадцатилетнем возрасте, без устали избивает сарацин, мавров и славян). Не исключено также, что Этцель подыскал себе третью жену и пожил еще немало. (Исторический Этцель, Аттила, истребил бургундов в 437 г., а умер только в 453 г., то есть спустя  шестнадцать лет.)

Волшебный плащ-невидимка был отправлен в могилу вместе с Зигфридом.

Пояс и перстень, снятые Зигфридом с Брюнхильды, всю жизнь носила Кримхильда как "утренний дар" своего супруга.

Меч Бальмунг, служивший Зигфриду, после его смерти стал трофеем Хагена и в руках последнего сокрушил множество гуннских шлемов и панцирей. В тридцать девятой авентюре именно Бальмунг служит Кримхильде непосредственным орудием мести Хагену.

Клад нибелунгов навсегда остался на дне Рейна.

 

 

 

Быстрая  и удобная  навигация  на основных страницах "Геральдики" осуществляется  при помощи геральдических элементов. Кликнув в изображение геральдического элемента, Вы можете переместиться  от текста к его толкованию и обратно.

 

 

Александр Зорич: заберемся повыше?


Как правильно оформить ссылку на сайт Александра Зорича