Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Интервью
 
 
Властелины миров

Интервью Валентине Гаташ

Опубликовано в: "Украинская Новая газета", №9 (21), 2002 г. (Харьков-Киев)

 


В первую очередь на "Властелина колец" по культовой книге английского писателя Толкиена повалили толкиенисты. Они так нетерпеливо ждали, когда фильм дойдет до Украины, чтобы, наконец, посмотреть, как оживает на экране их "святая святых", каким предстает у режиссера Питера Джексона таинственный мир хоббитов, каковы его неземные герои. За фанатами в кинотеатры заторопились и остальные. Шутка ли, лента едва успела появиться на широком экране, а ее уже выдвинули чуть ли не на все номинации "Оскара"! Не говоря уже о том, что кассовый сбор "Властелина колец" угрожает побить рекорд "Титаника"!

Увы, надо признать, что то ли наша действительность не хороша, то ли человеку стало не интересно читать об обычном человеке, но читатели нынче отворачиваются от реалистов. Читатели нынче страстно увлечены виртуальными мирами… В этом жанре работает и один из самых популярных в СНГ авторов массовой литературы, харьковчанин Александр Зорич, на счету которого уже шестнадцать романов, шестнадцать параллельных миров.

 

Сияющий мир фэнтези

– Александр, повлиял ли Толкиен на вашу писательскую судьбу?

– Еще несколько лет назад я бы сказал "нет, нет и нет!" Долгое время для меня Толкиен был самой страшной фобией. Меньше всего хотелось прослыть его подражателем. Теперь, когда за плечами свои книги, могу честно сказать: да, конечно, повлиял, и очень сильно. В том смысле, что всю свою писательскую жизнь я старался писать иначе, не так, как любимый Толкиен. Например, в его романах орудует масса существ из германо-скандинавской мифологии – эльфы, гномы, орки, драконы. Я же с первого романа "Знак Разрушения" дал себе зарок: никаких драконов, никаких эльфов, никаких гномов. Никаких соблазнительных сюжетных ходов, образов и художественных решений, если они хоть чуть-чуть напоминают Толкиена.

– Но он был первым, кто открыл нашему читателю сияющий мир фэнтези…

– Да, этот жанр стал популярен прежде всего благодаря ему, его книгам, появившимся на нашем книжном рынке в начале 90-х годов. Наши издатели поверили тогда, что виртуальные миры не только безумно интересны, но еще и приносят прибыль. А потому все мы, русские писатели фэнтези, отдаем Толкиену должное: во многом благодаря ему в России стали возможны карьеры отечественных писателей фэнтези. В том числе и моя.

– Вам понравился фильм?

– Я думаю, что режиссеру удалось решить очень трудную художественную задачу: сделать фильм, который практически не отступает от оригинального текста книги, и в тоже время является интересным для людей, Толкиена не читавших. Здесь сохранен главный нерв жанра фэнтези ? благородство героев, их личный героизм и верность долгу, трудная проблема жизненного выбора и, конечно, волшебство. Некая загадка бытия. В этом смысле фильм можно назвать полнокровным.

 

Загадка Александра Зорича

Между тем Александр Зорич сам являет загадку. Его фотографий вы не найдете ни на одной из обложек его шестнадцати книг, выпущенных в России. Его биография пестрит пробелами, умолчаниями и прямыми противоречиями. Никто, например, не знает его настоящего возраста. Да и сама личность Александра Зорича, в полном соответствии с магией жанра фэнтези, полна тайн.

Только при нашей личной встрече, например, выяснилось, что писатель Александр Зорич распадается на двух разных людей ? Яну и Диму. Почему они, красивые и молодые, так долго хранили инкогнито? Об их писательстве долго не знали даже студенты университета, которым они преподают… философию. Это первая загадка.

Причем, Яна по образованию ? программистка, а Дима – математик. Каким же образом в свои 28 лет они ухитрились стать кандидатами философских наук со стажем? Вторая загадка. Одни названия их диссертаций чего стоят ? "Дзен-буддизм в европейской культуре" и "Девиантное мышление как фактор культурной динамики"! (это о христианских ересях).

И каким чудом им, таким разным, удается создать общую виртуальную Вселенную, полную диковинных героев, ярких событий и неожиданных поворотов сюжета? Как будто им снятся одинаковые чудные сны… Третья, но еще не последняя загадка.

Книги этого писателя занимают сейчас первые строки в рейтингах читательской популярности по СНГ. Они получают литературные премии. На их интернетовском сайте всегда многолюдно. По слухам, Зорич ведет переговоры о съемках фильма. Критики называют сочинения харьковского мэтра по-разному: страшными сказками для взрослых, футуристическими драмами, авантюрными романами. Но все сходятся в одном: речь в них идет о яркой, насыщенной и полнокровной жизни. Жизни, о которой можно только мечтать в круговерти обыденности.

 

Мы изменяем реальность

– Почему читателя так влечет сейчас игра в придуманные альтернативные миры, наполненные магией и волшебством?

Дима: Потому что магия существует и действует. Наука и магия – это две различные формы знания об устройстве мира и о воздействиях на мир. Магия обычно пользуется языком метафор и качественных соотношений, наука ? языком цифр и количественных соотношений. Магия тяготеет к тому, чтобы быть эзотерическим искусством, а наука, напротив, стала светской, публичной сферой культуры. В прошлых веках Европу несколько "перекосило" в сторону науки, но подобного перекоса ни в Индии, ни в Китае, вообще нигде больше тогда не наблюдалось.

Когда в XX веке стало ясно, что наука поставила мир на грань глобальной катастрофы, но при этом не смогла осчастливить даже "золотой миллиард", о магии вспомнили. Я имею в виду не черные европейские шутки с восковыми фигурками и рисованием красных пентаграмм. Интерес представляют восточные и мезоамериканские энергетические концепции человека и мироздания, которые позволяют, как минимум, повысить общее "качество жизни" и придать дополнительный импульс творчеству. С другой стороны, магия предоставляет писателю множество ярких образов и новых правил сюжетной игры!

Яна: Даже в коммунистические времена магические ритуалы использовались вовсю. Например, парады на Красной площади были организованы как магическое действо – вождь стоял на возвышении, дружина располагалась внизу и демонстрировала свою крутизну громкими криками и ритмичными движениями. Или, например, мумия Ленина в Мавзолее – чем это не некромантия, чем не вуду?

Что же касается фигуры мага... С отчуждением человека от природы людей высокого энергетического уровня становится все меньше, а потребность в магах, то есть мужественных и способных принимать рискованные, порою этически неоднозначные решения личностях, осталась. Особенно сильна тоска по лидерам такого рода у молодежи.

– Значит, все дело в разочаровании в науке, прогрессе и так далее?

Яна: Уже сейчас очевидна ущербность упований на технический и социальный прогресс. Я полагаю, на подходе новая, пост-технологическая эра, эра возвращения к биоэтике, к простоте отношений, к природе, к исконным религиозным ценностям. А фэнтези помогает этот процесс осмыслять, готовиться к нему.

Дима: Наша пресная повседневность требует острых приправ. Космическая фантастика – это горчица. Киберпанк – соус чили. Фэнтези – душистая смесь вроде сухой аджики.

– В отличие от обычного человека, вы можете видоизменять реальность по своему усмотрению. Что именно вы меняете?

Яна: Целые слои реальности. Например, мы отрицаем ее технократический аспект. А главное, в наших романах действуют герои без страха и упрека. Людям приятно чувствовать себя героями, а реальность редко предоставляет им такую возможность.

Дима: Наши авторские миры ярче и интереснее, но едва ли лучше. Просто мы пишем свои миры крупными, контрастными мазками, в то время как наш мир весь исполнен в полутонах, да еще и затуманен повседневностью.

 

Людьми движут страсти

– Какие основные "страсти", на ваш взгляд, движут людьми?

Дима: Любовь, страх и переживание одиночества. Все остальное ? ненависть, зависть, сопереживание, тщеславие, альтруизм, мизантропия и множество других чувств ? являются либо комбинациями, либо следствиями трех названных "страстей" или, пользуясь профессиональным языком, "экзистеницалов".

Но герои книг не всегда могут позволить себе сложный внутренний мир. Если роман пишется с оглядкой на школу "психологической прозы", то персонажи будут любить, страдать и радоваться в десяти, в сорока регистрах – как это происходит, например, в нашем романе "Карл, герцог". Но обычно фэнтези не терпит такой сложности, здесь на первый план должны выйти ненависть, метафизический ужас, демоническая жажда власти, плотская страсть, тщеславие воина, любовь – в общем, сильные чувства сильных людей.

Яна: Я думаю, что основная страсть человечества – развлекаться. Вторая – как можно меньше думать и решать. Ну и третья – страсть к продолжению рода. А такие "классические" романные страсти, как честолюбие, желание любить, познавать, мстить и повелевать, в современном мире проявлены довольно слабо. Наши же герои, как правило, крайне честолюбивы, ужасно любознательны и крайне влюбчивы.

– Что же такое любовь?

Яна: Любовь в современном мире чрезвычайно редка, даже самая обыкновенная. Это чаще всего не жертвенное, самоотверженное чувство, а синоним "привязанности".

Дима: Сейчас любовь есть в основном продукт социального конструктивизма. Культурные установки и веления социума постоянно тащат человека куда-то мимо другого человека. "Работай! Иначе не хватит денег". "Смотри телевизор! Иначе не узнаешь, что случилось в очередной серии". "Вожделей к Мадонне! Она – эталон плотской красоты." Тысячи подобных императивов создают духовный климат в каждой отдельно взятой голове, а в совокупности же таких голов – миллиарды. Что остается от любви под таким прессингом к 35 годам?! Поэтому мы заставляем своих героев влюбляться и переживать свою любовь так, как сейчас, возможно, просто не умеют.

 

Философы, которые потрясли мир

– Философия нынче не в моде. Но ведь были философы, которые потрясли мир?

Яна: По количеству социальных потрясений список возглавляют, конечно, Маркс с Энгельсом. По "индексу цитируемости" лидером будет Зигмунд Фрейд, который первым вскрыл и продемонстрировал механику темных сторон человеческой личности и ввел язык для анализа психики. Для двадцатого века это было огромным потрясением. Древний человек, впервые увидевший свое отражение в зеркале, поразился, наверное, не меньше. Одна из самых ярких фигур восточной философии – древнекитайский мыслитель Конфуций. Его учение настолько потрясло древних китайцев, что в 555 году его обожествили. Кстати, в Китае до сих пор очень почитаемы потомки Конфуция – потомки в шестьдесят пятом (!) колене.

Дима: Аристотель, Августин Аврелий, Фома Аквинский, Кант, Ницше и Гуссерль.

Аристотель первым в европейской традиции открыл возможность строить доказательства существования Бога и рассуждать о его атрибутах. Августин был первым последовательным интерпретатором библейского Нового Завета. Фома завершил средневековую схоластику и подтолкнул Европу от чистого созерцания Бога к созерцанию, а затем и изучению природы. Канту принадлежит гениальная интуиция об относительности пространства-времени, а кроме того его сочинения положили конец чистой европейской метафизике. Ницше сделал возможными и психоанализ, и культурологию, и много других дисциплин XX века. Ну а Гуссерль, скажем так, подарил западной цивилизации надежду, что она сможет расхлебать кашу, заваренную всеми упомянутыми философами…

– Может быть, пришла пора появиться новому философу? Такому, который смог бы показать человечеству если не новую дорогу к счастью, то хотя бы увлечь новыми жизненными целями? Сменил лозунги нынешней повседневности ? "Выживай любой ценой" и "Обогащайся любым способом"?

Дима: В старых дорогах к счастью, по-моему, ничего плохого нет. Проблема в том, что мало кто решается ими следовать. Что же до "нового философа", то его появление, на мой взгляд, вовсе не обязательно – достаточно на свежую голову перечитать философов старых. И на минуту задуматься: а вдруг это про меня?

Яна: Мне кажется, легендарная Эра Водолея, которая, согласно прогнозам астрологов, вот-вот явится на смену Эпохе Рыб, приведет с собой целую констелляцию ярких философов, каждый из которых будет и самобытен, и глубок, и злободневен. Нужно говорить не о "новом философе", а о "новых философах", и чем их будет больше, тем лучше. Духовный тоталитаризм должен умереть. Применительно к интеллектуальным сферам людям тоже пора, мне кажется, осознать, что ходить строем унизительно.

– В каком из придуманных вами миров вы хотели бы жить?

Яна: Мне не хватило бы, наверное, мужества и личной силы, чтобы жить там в качестве героини.

Дима: А меня вообще не тянет за пределы этого мира. К радикальному эскапизму я не склонен.

...Так что такое романы Александра Зорича? Бегство от жизни? Так считают маститые критики постарше. Или призыв к счастью? Это мнение критиков помоложе. Еще одна загадка молодых харьковских писателей...

 

Валентина Гаташ

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.