Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Интервью
 
 
Без пощады
  Без пощады  

Интервью предваряет фрагмент романа "Без пощады"

 

Опубликовано в: "Реальность фантастики", №7, 2004 г. (Киев)

 

 

Дорогие читатели! Кто нынче не знает Александра Зорича? Под этим псевдонимом скрываются Яна Боцман и Дмитрий Гордевский. В прошлом году вышел их роман "Завтра война", который они, по их собственному признанию, "беспардонно оборвали на полуслове. Выражаясь академическим языком, финал книги оставлен открытым. Вместо ответов читателю достались одни лишь вопросы. Что случилось с героями? Как развивались дальше события великой войны между Конкордией и Объединенным Нациями? Остался ли в живых главный герой книги, Александр Пушкин, доблестный кадет Северной Военно-Космической Академии?" Все это, а также многое другое вы узнаете из нового романа "Без пощады", выход которого ожидается осенью в издательстве АСТ (серия "Звездный лабиринт"). Рады представить вам фрагмент сиквела. Итак, неизвестная планета, лагерь для военнопленных, куда тезка Зорича попал после того, как на гибнущую яхту "Яуза" ворвался штурмовой отряд Великой Конкордии. Планета, которая сама является по существу одной гигантской аномальной зоной, в которой постоянно барахлят законы природы...

Ведущие рубрики "Синопсис" – Марина и Сергей Дяченко

 

[далее в оригинальной публикации следует вторая глава романа "Без пощады"]

 

Вопросы и ответы

 

Марина и Сергей Дяченко – Нас задолбали вопросом – "как вы пишите вдвоем"? Теперь же, с некоторым злорадством, разрешите переадресовать его вам.

Яна: В сорока процентах случаев мы говорим, что романы пишет Дима, а я только чай завариваю.

Марина и Сергей Дяченко – А в оставшихся шестидесяти процентах?

Дмитрий: В оставшихся шестидесяти – что все пишет Яна, а я только варю кофе. На самом деле, писать вдвоем совсем несложно. Нужно только знать своего соавтора так же хорошо, как знаешь себя. Ну а это как раз наш случай.

Марина и Сергей Дяченко – Вы всегда радуете глаз стильным прикидом. Что есть мода?

Яна: За "стильный прикид" – искреннее человеческое спасибо. Эстетика – наше хобби. В том числе, эстетика "фэшна". Для меня мода – это способ напомнить себе, что ты живешь в начале двадцать первого века, в стране Украине, в городе Харькове. А не, допустим, в древней Месопотамии времен Римуша, как начинает иногда казаться, когда очень уж долго пишешь о седой древности. Таким образом, мода – это способность оставаться актуальным, занимаясь при этом не слишком актуальными вещами наподобие византийской истории, футурологии XXVII века или средневековых манускриптов.

Марина и Сергей Дяченко – В таком случае, есть ли мода в литературе?

Дмитрий: В литературе мода тоже неразрывно связана со словом "сегодня". Ведь читающие люди читают всегда. Вот начинают они в детском саду с раскладки "Курочка ряба" и уже читают потом до самой пенсии. Сотни, тысячи книг прочитывает человек за свою жизнь. Ну и чем же читательское "сегодня" будет отличаться от читательского "вчера"? Вот для этого и существует мода. Чтобы читатель мог отслеживать этапы своего читательского пути. Например: "В студенчестве я читал Хемингуэя, потом увлекся Стругацкими, затем разочаровался в Бёлле, а сейчас читаю в метро Акунина..."

Яна: Добавлю, что каждый день рождает новые тенденции, в мир ежечасно приходит что-то небывалое. Естественно, должны быть книги, чувствительные к изменениям в культурном климате, и писатели, способные средствами литературы эти изменения оперативно отразить. Зачастую именно такие книги становятся модными. Ярчайший пример – последний роман Виктора Пелевина "Числа".

Марина и Сергей Дяченко – Кем хотели стать в детстве?

Яна: Хотела стать космонавтом. Для девочки это довольно нетипично. В каком-то смысле, моя мечта сбылась. Пишу романы о космосе...

Дмитрий: Мечтал о двух трудно совместимых судьбах. Во-первых, о карьере морского офицера (в конце которой виделись всенепременно золотые адмиральские погоны), во-вторых – стать историком. Адмиралом я, увы, скорее всего не стану. Но историю культуры в университете уже напреподавался вдосталь. Так что мечты сбылись – в известном смысле.

Марина и Сергей Дяченко – Как познакомились?

Дмитрий: Мы жили в одном подъезде. Яна – на третьем этаже. Я – на пятом.

Яна: Поэтому познакомились на детской площадке перед нашим домом. По сути, в песочнице. Нам обоим было по шесть лет... Потом оказалось, что мы ходим в одну музыкальную школу, потом нас записали в один класс средней школы, затем – вместе учились в аспирантуре и, наконец, работаем на одной кафедре... Наверное, кто-то там наверху, я имею в виду, на небесах, очень хотел, чтобы мы обязательно встретились и подружились. И, так сказать, перестраховался с тройным запасом событийной прочности.

Марина и Сергей Дяченко – Как пришли к фантастике?

Дмитрий: Когда мы были школьниками, фантастику любили и читали все. Пожалуй, это был единственный жанр, тотально востребованный подростками. Ну, думающими подростками. Или хотя бы думающими о себе, что они – думающие. Фантастика была бонтоном. Книги зачитывались до дыр, как величайшее сокровище передавались из рук в руки подшивки "Техники – молодежи"... "Химия и жизнь", "Знание – Сила", эти дивные ранние издания Стругацких... На всю жизнь запомнился образцово замусоленный "Путь на Амальтею", в котором не хватало последних пятнадцати страниц. Так и не узнал, чем там кончилось!

В общем, фантастику мы вначале просто читали. А на первом курсе принялись писать.

Яна: ...и поскольку оба были изрядными лентяями, то решили, что писать вдвоем проще, можно перекладывать на соавтора самые трудные эпизоды...

Марина и Сергей Дяченко – Многие отмечают, что ваши тексты эротичны. Вы согласны?

Яна: И да, и нет.

Дмитрий: Скорее нет, чем да. Я бы сказал: беспощадны. Да, в наших книгах много эпизодов, связанных с интимной жизнью героев... Но они, с моей точки зрения, не имеют прямого отношения к тому, что принято называть эротикой (или, скажем, порнографией – что, конечно, совсем не одно и то же). Скорее, это случай отстраненного фиксирования литературной "кинокамерой" некоей жизненной или исторической правды, которая редко бывает элегантной. А эротика – это ведь что-то элегантное, да?

Марина и Сергей Дяченко – Что такое любовь?

Дмитрий: Любовь – это когда мы вдруг начинаем видеть, явственно ощущать Божественное в человеческом. Самое мучительное и прекрасное из испытаний человеческой жизни.

Яна: Любовь, если идет речь о любви "недружеской", "неродственной" – это тяжкий крест, неся который, мы становимся чище и выше.

Марина и Сергей Дяченко – Есть ли норма и патология в интиме?

Яна: На мой взгляд, единственной патологией в интиме является отсутствие любви к своему партнеру. Если любовь есть, все остальное – норма. В противном же случае патологично зачастую выглядят даже обычные поцелуи. Наверное поэтому многим чувствительным людям становится тошно в тривиальных стриптиз-барах.

Дмитрий: Меня вот, кстати, тошнит от стриптиз-баров, от клубных "экзотических танцев"... Добавлю, что интим и любовь потихоньку перекочевывают из реальной жизни реальных людей в пространство фантазий – телевизионных, виртуальных, литературных... И это, увы, по преимуществу – патология.

Марина и Сергей Дяченко – Какое место в вашем литературном творчестве занимает культурология?

Яна: Не будь ее в нашей жизни, едва ли мы отважились бы писать фэнтези. Ведь чтобы писать о других мирах (где и культура, разумеется, другая) нужно знать не только местонахождение ближайшей пивной палатки.

Дмитрий: В конце концов, именно интерес к чужим культурам был в нашем случае первым толчком к творчеству. Точнее сказать, этот интерес поставлял нам материал для первых наших экспериментов. Ну и сейчас поставляет, разумеется, хотя это уже не воспринимается так остро: можно ведь, черт возьми, все строить на совершенно элементарных вещах, безо всякой "-логии".

Марина и Сергей Дяченко – Верите ли вы в реинкарнацию?

Яна: Как закоренелый буддист – да.

Дмитрий: Конечно.

Марина и Сергей Дяченко – Кем хотели бы стать в следующей жизни?

Дмитрий: Очень хотел бы остаться человеком. Жизнь животных прекрасна только на рекламе сухих кормов.

Яна: Если подходить к вопросу реалистично, то до возможности родиться монахом в Тибете я в этой жизни едва ли дослужусь. Поэтому мечтаю родиться пианисткой и иметь выраженный музыкальный талант. Наверное, если бы он был у меня в этой, я, не задумываясь, предпочла бы литературе классическую музыку.

Марина и Сергей Дяченко – Космоопера… Почему? Что она дает вам?

Яна: Нет, ну космоопер мы отродясь не писали. Мы писали научно-фантастическую военную драму. Честное слово, это не стремление выпендриться игрой в слова, просто и впрямь есть разница. В том, что принято называть космооперой, в жертву экшену обычно приносится все или почти все. А вот, например, такие вещи, как процесс обучения в реальных военных вузах, вменяемые описания техники, серьезное конструирование культуры человеческого, но чуждого инопланетного государства, персонажи за пределами пресловутого малого типового набора...

Дмитрий: И все-таки: почему? Потому что нам с Яной очень хотелось написать книгу, которая понравилась бы нам до восторженного визга лет пятнадцать назад – то есть, когда мы были шестнадцатилетними. И мы такую книгу... ну, надеюсь... написали. Речь, конечно, идет о "Завтра войне". А что дает этот жанр? Дает ощущение полета, ощущение, что ты собственными глазами увидел будущее. И эта широкая перспектива, открывающаяся перед твоим мысленным взором, совсем не такова, как в фэнтези или историческом романе. Оказалось, что события, происходящие в России XXVII века и на ее космических границах, могут зацепить за живое!

Марина и Сергей Дяченко – Ваши дальнейшие планы?

Дмитрий: Честно говоря, отдохнуть.

Яна: Работа над романом "Без пощады" превратила нас в красноглазых невротиков. Нужно срочно принимать меры...

Марина и Сергей Дяченко – Ваши пожелания читателям?

Дмитрий: Навсегда оставаться читателями, не превращаясь в "чистых геймеров" и "нечитателей".

Яна: Я желаю каждому нашему читателю попробовать хотя бы однажды написать фантастический рассказ. Чтобы понять, почем фунт лиха...

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.