Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Интервью
 
 
Страшный Зверь Мейнстрим – придуман
  Дмитрий и Яна  

Интервью Владимиру Ларионову

 

Опубликовано в: "Книжное обозрение", вып. от 20 сентября 2004 (Москва)

 

 

На сегодняшний день именем Александра Зорича подписано 13 романов, хотя первый из них появился всего семь лет назад. Не все знают, что это псевдоним двух харьковчан: Яны Боцман и Дмитрия Гордевского. Оба родились в 1973 году в Харькове, оба имеют по два высших образования (математическое и философское), оба – кандидаты философских наук и доценты философского факультета Харьковского университета. В переводах Александра Зорича выходили работы классиков современной философии, философской антропологии и гендерных исследований.

 

Вопросы и ответы

– Почему вы стали писать под псевдонимом, откуда появилось имя "Александр Зорич"?

Яна: Когда мы начинали писать в соавторстве, мы были очень молодыми – нам было по двадцать... И нам казалось, что роман, подписанный двумя нашими реальными именами, будет выглядеть не как художественный текст, а как научная монография. Свою роль, конечно, сыграло пристрастие к литературным играм. Спрятаться вдвоем за одним псевдонимом – то-то будет весело!

Дмитрий: Что же до Зорича, то это в честь фаворита Екатерины II Великой, а вот имя – только не смейтесь, в честь навеки первого русского поэта... Уже потом нам сказали, что с точки зрения каббалистической нумерологии эти имя и фамилия нашему дуэту подходят, потому что уравновешивают в нем мужской и женский принципы. Это мистическое объяснение нам очень нравится.

– В ноябрьском номере журнала "Знамя" выходит ваша повесть "Мы неразделимы". Как вам удалось пробиться в это серьезное издание да еще с фэнтезийным произведением?

Яна: Пробиться оказалось легко. Поскольку мы не пробивались. Это скорее плод даосского "неделания". Главреду "Знамени" Сергею Чупринину попал в руки наш исторический роман "Карл, герцог". Следует думать, понравился. Чупринин выразил желание посмотреть что-нибудь свежее из нашей малой формы. Поначалу мы растерялись. Ни одного свободного текста под рукой не было, поэтому мы предложили Чупринину новую повесть, написанную для альманаха "Фэнтези-2005". Были уверены, что повесть "не пройдет". В первую очередь потому, что фэнтези журнал "Знамя" со дня своего основания никогда не публиковал. Когда же Чупринин сказал, что берет, удивление наше не имело пределов. Это с одной стороны. А с другой – было тревожно. Всегда страшно быть первыми.

– Можно ли в свете случившегося сказать, что мейнстрим перестал смотреть на фантастику свысока?

Яна: Мне все чаще кажется, что Страшный Зверь Мейнстрим, который смотрит на фантастику свысока, существует в первую очередь в воображении самих писателей-фантастов. Воображая такого зверя, им легче жить и халтурить. Презирая его, отказывая ему в здравомыслии, пугая им младших коллег, куда проще писать невесть каким языком невесть какие глупости, а потом защищаться лозунгом: "Они все равно не поймут!"

Дмитрий: Как ни горько это говорить, но российская фантастика живет в гетто. И никакими тиражами от этого не открестишься. Кто сказал, что в гетто должно жить меньшинство? Большинство тоже может жить в гетто. Те высокие литературные стандарты, которые в фантастике появились стараниями Ефремова и Стругацких, сейчас, к сожалению, стремительно отходят в прошлое. Культурному вменяемому человеку читать среднюю фантастику часто оказывается трудно. А это значит, стена вокруг гетто все выше...

– Два ваших романа – "Люби и властвуй" и "Ты победил" – переведены на украинский язык и выпущены киевским издательством "Зеленый пес". Вы перечитали себя в переводе?

Яна: Кстати, на очереди еще два романа – "Боевая машина любви" и "Светлое время ночи"... Переводы наших книг привели нас в детский восторг. Я по-украински читаю со словарем, тем не менее, прочла с удовольствием. Было, однако, такое ощущение, что книги писал кто-то другой. Чужой текст, совершенно неродной!

Дмитрий: Чтение себя в переводах – это выход в открытый космос чужого языка. Причем – без скафандра...

– Как по-вашему, перспективно ли издание фантастики на украинском языке?

Яна: Хочется в это верить. Хотя трудности очевидны: в советской Украине выросло два поколения абсолютных билингвов, которым безразлично – на украинском или на русском языке читать. А поскольку русских книг больше и они дешевле за счет того, что российские объемы книгоиздания не сопоставимы с украинскими, то мы имеем исчезновение украинской книги... Как ни ругай коммунистов, а до развала СССР "художки" на украинском выходило куда больше.

– Каковы тиражи у ваших произведений на украинском языке? Как расходятся эти книжки?

Дмитрий: Наши украинские тиражи – страшно сказать – 2-3 тысячи экземпляров! По российским меркам это пугающе мало, однако эта цифра вполне сопоставима с польскими показателями. Вообще же 10 тысяч – это почти потолок для книги на Украине. 30 тысяч – уже бестселлер. Что же до расходимости, то, насколько я знаю, украинская фантастическая серия – та, в которой издан не только Зорич, но и Аренев, и Дяченки, и ряд дебютантов, – расходится как горячие пирожки. Ведь на рынке в этой сфере царил полный вакуум. Фантастика-то была, но только русскоязычная...

– Что бы вы посоветовали выпускать украинским издателям: фэнтези или более традиционную фантастику?

Яна: Украинцы любят "этно", они привязаны к почве, к природе, к своим корням. Так сложилось, такова, вероятно, украинская душа. А потому у жанра фэнтези на Украине традиционно сильные позиции. Но не все украинцы таковы – например, в Харькове, Донецке, Днепропетровске читатели отдают предпочтение НФ, ведь это центры тяжелого и точного машиностроения, космической индустрии, крупные промышленные города... Так что, если бы я давала совет львовскому издателю, я бы настаивала на фэнтези. А харьковчанина агитировала бы за НФ!

– Как ваши студенты относятся к тому, что вы пишете фантастику?

Яна: Критикуют, бывает, довольно остро. Пытаются вступать в дискуссии, которые мы, впрочем, беспощадно пресекаем. Некоторые относятся хорошо: читают наши книги на занятиях, улыбаются. Многих студентов откровенно развлекает тот факт, что я – писатель. Однажды слышала краем уха такую фразу: "Вы думаете, отчего Яна Владимировна сегодня такая добрая и шару на зачете покатила? Книжка у нее новая вышла!"

– Как вам удается работать сразу во всех фантастических жанрах: киберпанк, утопия, фэнтези, альтернативная история, НФ-боевик?

Яна: Тут помимо нашей воли происходит какая-то естественная авторотация. Написали эпическую фэнтези, устали от жанра, сама собой приходит мысль дописывать исторический роман "Карл, герцог". Закончили работу над "Карлом", выработали все симпатии к Средним векам, душа просится в космос... В космосе хорошо, но холодно, и кругом ученые. Устали от ученых – начинаем писать фэнтези, про людей суровых и цельных, которые убивают за один косой взгляд и любят своих женщин до умопомрачения... Я вот как раз не понимаю писателей цельных и суровых, которые умудряются всю жизнь проработать в одном жанре.

– Какой роман вы мечтаете написать?

Дмитрий: Традиционный, позитивный роман про русскую современность. Без братвы, политики, постмодернизма, без трупа в чемодане, без медиакратии и спецслужб. Ну и – разочарую любителей фантастики – без гномов, живущих в соседнем подвале, без Петра Баалзебубова, мага седьмой ступени. Легко видеть: задача, почти не разрешимая.

 

Беседовал Владимир Ларионов

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.