Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Интервью
 
 
Не понимаю писателей цельных и суровых...
  Дмитрий и Яна  

Опубликовано в: "Реальность фантастики", N11, 2004 (Киев)


Данный текст является полной версией интервью, ранее опубликованного в "Книжном обозрении"

 

 


Александр Зорич – литературный псевдоним писательского дуэта харьковчан Яны Владимировны Боцман и Дмитрия Вячеславовича Гордевского. Оба соавтора родились в 1973 г. в Харькове в семьях преподавателей Харьковского Государственного университета. Имеют по два высших образования: математическое и философское. Оба – кандидаты философских наук. Длительное время преподавали в Харьковском Национальном университете. Вопреки распространенному заблуждению, соавторы не состоят в браке.

Дуэт дебютировал циклом прозаических и стихотворных миниатюр "Heraldica" (1996). В следующем году вышел первый роман автора, написанный в жанре эпического фэнтези – "Знак Разрушения" (1997). За ним последовали книги "Семя Ветра" (1997), "Пути Отраженных" (1998), "Люби и властвуй" (1998), "Ты победил" (2000). Потом была киберпанковая дилогия "Сезон оружия" – "Последний аватар" (2000), романы "Боевая машина любви" (2001), "Светлое время ночи" (2001), альтернативно-историческая дилогия "Карл, герцог" – "Первый меч Бургундии" (2001), научно-фантастические романы "Консул Содружества" (2002), "Завтра война" (2003), "Без пощады" (2004).

В переводах Александра Зорича выходили работы классиков современной философии, философской антропологии и гендерных исследований: Дэвида Гилмора, Гейл Рубин, Андреа Дворкин, Шанталь Муфф, Патриции Элиот, Нэнси Менделл, Рози Брайдотти, Белл Хукс, Миглены Николчиной, Генриетты Мур, Айхвы Онг, Терезы де Лаурентис.

Произведения неоднократно попадали в шорт-листы литературно-фантастических премий "Интерпресскон", "Басткон" и "Роскон". В 2003 г. А.Зорич занял второе место на конкурсе сетевой литературы "Тенета". В 2004 г. стал лауреатом литературно-фантастической премии "Портал" (приз профессионального жюри "Расширяющаяся Вселенная").

О целом ряде недавних событий, непосредственно связанных с именем А. Зорича, а также – о жизни и о литературе в целом с Яной Боцман и Дмитрием Гордевским беседует Владимир Ларионов.

 

 

ВЛ.: В ноябрьском номере журнала "Знамя" выходит ваша повесть "Мы неразделимы". О чем она? Как вам удалось пробиться в это серьезное издание, да еще с фэнтезийным произведением?

Яна: Пробиться оказалось легко. Поскольку мы не пробивались. Это скорее плод даосского "неделания". Главреду "Знамени" Сергею Чупринину попал в руки наш исторический роман "Карл, герцог". Следует думать, понравился. Чупринин выразил желание посмотреть что-нибудь свежее из нашей малой формы. Поначалу мы растерялись. Ни одного свободного от эксклюзивов текста под рукой не было, поэтому мы предложили Чупринину новую повесть, написанную для альманаха "Фэнтези-2005". Были уверены, что повесть "не пройдет", даже если приглянется Чупринину. В первую очередь потому, что фэнтези журнал "Знамя" со дня своего основания никогда не публиковал. В общем, послали. Когда же Чупринин сказал, что берет, удивление наше пределов не имело, но и тревожно было. Потому что всегда страшно быть первыми. В данном случае, первыми фэнтезистами на страницах почтенного журнала с традициями.

Дмитрий: Действие повести, как диктует канон стиля фэнтези, происходит в вымышленном мире, где стрельба из лука, как и некогда в мире нашем, является почитаемым воинским искусством. Собственно, повесть о том, как молодой офицер учится стрелять из лука у женщины-мастера, а точнее, пытается начать учиться. Кончается повесть трагично. Но, надеюсь, какую-то общечеловеческую, высокую ноту нам взять удалось.

ВЛ.: Можно ли в свете случившегося сказать, что мэйнстрим перестает смотреть на фантастику свысока? И вообще – кто в гетто, по-вашему, живет?

Яна: Мне все чаще кажется, что Страшный Зверь Мэйнстрим, который смотрит на фантастику свысока, существует в первую очередь в воображении самих писателей-фантастов. Им так удобней. Воображая такого зверя, легче жить и халтурить. Презирая этого зверя, отказывая ему в здравомыслии, пугая им младших коллег, куда проще писать невесть каким языком невесть какие глупости. Защищаясь лозунгом: "Они все равно не поймут…"

Дмитрий: Как ни горько это говорить, но в гетто живет все-таки именно фантастика, а не мэйнстрим. И никакими "тиражами", которые у фантастических произведений и впрямь велики, от этого не открестишься. Потому что никто не сказал, что в гетто непременно должно жить меньшинство. Большинство тоже может жить в гетто. Запросто! Те высокие литературные стандарты, которые в фантастике появились стараниями Ефремова и Стругацких, сейчас, к сожалению, стремительно отходят в прошлое. Культурно вменяемому человеку читать среднюю фантастическую книжку временами физически трудно. А это значит, стена вокруг гетто будет все выше...

ВЛ.: А.Зорич является автором сценария тактической стратегии "В тылу врага", посвященной событиям Второй мировой войны (разработчик – фирма Best Way, русский издатель – 1С). Игра имеет высокий рейтинг (стоит сейчас на третьем месте в европейском топе продаж компьютерных игрушек). Что вы, как писатель и сценарист, думаете о будущем компьютерных игр по фантастическим произведениям?

Яна: Будущее у компьютерных игр по произведениям отечественных фантастов неопределенное. Наши разработчики по сей день побаиваются фантастики точно так же, как до самого недавнего времени ее чуралась наша киноиндустрия. Но все может измениться в течение ближайшего года. Будем бороться.

ВЛ.: Как сделать игру популярной?

Дмитрий: На словах все просто. Игра должна иметь: хороший движок, отличный дизайн, интересный сюжет и удачные сопроводительные тексты. Движок и дизайн выходят за пределы нашей, писательской, компетенции, а над сюжетами и текстами приходится потеть. Потому что они должны быть одновременно: оригинальными, лаконичными, выразительными... Плюс хороший черный юмор... И, наконец, если игра делается на исторический сюжет – необходима, черт возьми, историческая правда.

ВЛ.: Каких ошибок, по вашему мнению, следует избегать издателям компьютерных игр?

Дмитрий: Нет ничего хуже порнографии. Издатель хочет, чтобы полное прохождение игры занимало как можно больше времени. Чтобы пользователь 100, 200, 300 часов чистого времени потратил на то, чтобы вычистить 20, 30, 40 карт (уровней) от демонов Ада (инопланетных крафтов, танков Роммеля – неважно). Издателю это выгодно, потому что таким образом удается глубоко вовлечь игрока в свой мир, в свой брэнд, отсечь брэнды-конкуренты. И вот получается: миссий должно быть 30, а хорошего сценарного креатива есть, ну, скажем, на 18. Что будет в остальных 12 миссиях? Правильно, порнография, то есть механический, лишенный интриги отстрел надоевших монстров в уцененных декорациях. Как этого избежать? Приглашать хороших сценаристов, а не страдать гейм-дизайном на коленке.

ВЛ.: Я знаю, что по вашей повести "Топоры и Лотосы" собирается делать компьютерную игру компания Вest Way. Что именно заинтересовало производителей?

Дмитрий: Кажется, руководство Вest Way было очаровано словом "берсальер" (тут надо вообразить большой смайлик).

Яна: Если серьезно, в "Топорах и Лотосах" им понравился глобальный размах, милитаристический драйв, симпатичные враги (тойланги) и яркое, запоминающееся "поле боя" (battlefield – широко употребляемый разработчиками термин). Ведь что нужно для фантастической игры? Самое главное: разнообразные, красивые ландшафты "с легендой", то есть "на планете Фриз в горах огромные ледники, от ледников откалывают айсберги, айсберги сплавляют по рекам, в теплых местах из них делают чистую воду, а потом телепортируют ее на Марс, чтобы там яблони колосились погуще". Примерно так. Кроме ландшафтов, нужна интрига. А кроме интриги, нужны интересные противоборствующие стороны. По мнению Вest Way, Зорич может им все это предоставить.

ВЛ.: Как вы считаете, что необходимо фантастическому произведению, чтобы оно стало привлекательным для "сценаризации"? Как оно должно быть "заточено"?

Дмитрий: Ясно, что книга должна быть ярким, интересным фантастическим произведением с чисто читательской, "потребительской" точки зрения – зачем делать игры по вторичным и вялым книгам? Ясно также, что не всякая хорошая книга подходит. Ну, какая может быть игрушка по "Солярису"? Или по повести "За миллиард лет до конца света"? Мистический триллер-бродилка? Ой-ой, лучше не надо... Книга должна давать Мир – богатый, логически непротиворечивый, насыщенный технологиями и конфликтами. Недаром чуть ли не самая первая стратегическая игра реального времени была сделана по "Дюне" Фрэнка Херберта. И недаром она стала культовой.

ВЛ.: Московская компания "13 Рентген" делает настольную игру по вашему роману "Завтра война" под названием "Завтра война: Вторжение Клона". Настольная игра по роману – это что-то новое... Или я ошибаюсь? Прокомментируйте, пожалуйста.

Яна: Да, в России, по нашим данным, такого еще не было. Хотя вот, пожалуйста: недавно состоялась презентация игры по "Ночному дозору". Возможно, нас ожидает в ближайшее время прорыв в этой сфере досуга...

Дмитрий: Что касается проекта "Завтра война: Вторжение Клона". Это будет классическая настольная игра с рисованым полем, красивыми фишками-звездолетами и талмудиком правил, которые креативщики из "13 Рентген" разрабатывают в тесном контакте с нами. Не исключено, что "Вторжение Клона" станет заодно и самым стильным отечественным проектом подобного рода. Специально под проект нарисованы пропагандистские плакаты 27 века (российские и конкордианские). Веселенькие: "Плакат военного времени "Защити Священный Огонь" символизирует нерушимое единство пехлеванов и демов, женщин-ашвантов и мужчин-ашвантов перед лицом угрозы со стороны трехголового змея, изблеванного Ангра-Манью: российского гегемонизма, европейского атеизма и азиатского буддизма".

ВЛ.: На украинский язык переведены и выпущены киевским издательством "Зеленый пес" два ваших романа "Люби и властвуй" и "Ты победил". Что на очереди? Устраивает ли вас качество переводов?

Яна: На очереди "Боевая машина любви" и "Светлое время ночи". В течение трех-четырех месяцев книги должны выйти. А качество переводов привело нас в детский восторг. Я по-украински читаю со словарем, тем не менее, прочла с удовольствием. Было, однако, такое ощущение, что книги писал кто-то другой. Чужой текст, совершенно неродной!

Дмитрий: Чтение себя в переводах – это выход в открытый космос чужого языка. Причем – без скафандра...

ВЛ.: Перспективно ли издание фантастики в Украине на украинском языке?

Яна: Вероятно, да. Хочется верить в это. Хотя трудности очевидны: в Советской Украине выросло два поколения абсолютных билингвов, которым безразлично – на каком языке читать, на украинском или на русском. А поскольку русских книг больше и они дешевле за счет того, что российские объемы книгоиздания не сопоставимы с украинскими, имеем исчезновение украинской книги... Как ни ругай коммунистов, а до развала СССР на украинском выходило художественной литературы куда больше.

ВЛ.: Каковы тиражи у ваших произведений на украинском языке? Как расходятся ваши (и не только ваши) фантастические книжки на украинском?

Дмитрий: Наши украинские тиражи, страшно сказать, 2-3 тысячи экземпляров! По российским меркам это пугающе мало, однако эта цифра соответствует аналогичной польской. Вообще же, 10 тысяч – это почти потолок для книги в Украине. 30 тысяч – уже бестселлер... Что же до расходимости, то, насколько я знаю, украинская фантастическая серия, в которой издан не только Зорич, но и Аренев, и Дяченко, и ряд дебютантов, расходится, как горячие пирожки. Ведь на рынке в этой сфере был полный вакуум. То есть фантастика-то была. Но только русскоязычная...

ВЛ.: Что бы вы посоветовали издавать украинским издателям: фэнтези или более традиционную фантастику (назовем ее условно – НФ)?

Яна: Украинцы любят "этно", они привязаны к почве, к природе, к своим корням. Так сложилось, такова, вероятно, украинская душа. А потому у жанра фэнтези в Украине традиционно сильные позиции. Но не все украинцы таковы. Например, в Харькове, Донецке и Днепропетровске, и это подтвердит любой книгоиздатель, читатели фантастики отдают предпочтение НФ, ведь это центры тяжелого и точного машиностроения, космической индустрии, крупные промышленные города... Так что если бы я давала совет львовскому издателю, я бы настаивала на фэнтези. А харьковчанина агитировала бы за НФ!

ВЛ.: Почему вы стали писать под псевдонимом? Откуда появилось имя "Александр Зорич"?

Яна: Когда мы начинали писать в соавторстве, мы были очень молодыми, нам было по двадцать... И нам казалось, что если роман будет подписан двумя нашими реальными именами, книга будет выглядеть не как художественный текст, а как научная монография... Свою роль, конечно, сыграло и пристрастие к литературным играм. Вот спрятаться вдвоем за одним псевдонимом – то-то будет весело!

Дмитрий: Что же до Зорича, то это в честь фаворита Екатерины II Великой, а вот имя, только не смейтесь, в честь навеки первого русского поэта... Это уже потом нам сказали, что с точки зрения каббалистической нумерологии эти имя и фамилия нашему дуэту подходят, потому что уравновешивают мужской и женский принципы в нашем дуэте. Это мистическое объяснение нам очень нравится.

ВЛ.: В издательстве АСТ вышло долгожданное продолжение романа "Завтра война", и читатели, наконец, узнают о дальнейшей судьбе кадета Военно-Космической Академии Саши Пушкина. Несколько слов о вашей новой книге "Без пощады".

Дмитрий: Мы старались удержаться в горизонтах, очерченных романом "Завтра война": возрождение традиций "настоящей" научной фантастики, обстоятельное выстраивание биографий главных героев, демонстрация чуждых ментальностей – в первую очередь, клонской... Снова не обошлось без ученых. Их присутствие, похоже, становится нашей визитной карточкой. Разумеется, дана и широкая панорама военных действий, ведь за название первой книги надо отвечать. Война идет полным ходом, враг силен как никогда, за спиной – Москва. И жизнь у молодых лейтенантов только началась, и награды первые на груди, и умирать не хочется, а придется...

ВЛ.: А будет ли продолжение у второй книги?

Яна: Последняя книга трилогии "Завтра война" называется "Время – московское!". Она уже наполовину готова. Надеемся закончить до зимы.

ВЛ.: Чем еще Александр Зорич в ближайшее время намерен порадовать читателей?

Дмитрий: В октябре-ноябре в АСТ выйдет сборник нашей малой формы под названием "Ничего святого". Туда войдет самое интересное "малое" с крошечными авторскими предисловиями к каждой вещи.

ВЛ.: Какой роман мечтаете написать?

Дмитрий: Традиционный, позитивный роман про русскую современность. Без, как говорится, "вот этого всего": братвы, политики, постмодернизма, без трупа в зеленом чемодане, без медиакратии и спецслужб. Ну и – разочарую любителей фантастики – без гномов, живущих в соседнем подвале, без Петра Баалзебубова, мага седьмой ступени. Легко видеть: задача почти неразрешимая.

ВЛ.: Как вам удается работать, и работать успешно, сразу во всех фантастических жанрах (киберпанк, утопия, фэнтези, альтернативная история, НФ-боевик)?

Яна: Тут какая-то естественная авторотация, помимо нашей воли. Написали эпическую фэнтези, устали от жанра, сама собой приходит мысль дописывать исторический роман "Карл, герцог". Закончили работу над "Карлом", выработали все симпатии к Средним Векам, душа просится в космос... В космосе хорошо, но холодно и ученые кругом. Устали от ученых – начинаем писать фэнтези, про людей суровых и цельных, которые убивают за один косой взгляд и любят своих женщин до умопомрачения... Я вот как раз не понимаю писателей цельных и суровых, которые умудряются всю жизнь в одном жанре проработать. Призвание, наверное?

 

Беседовал Владимир Ларионов

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.