Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Интервью
 
 
"Писатель-фантаст не может быть хорошим историческим консультантом?"

Интервью журналу Gamenavigator (Москва, Россия)

Тема: игры серии "В тылу врага"

 

1. "Писатель-фантаст не может быть хорошим историческим консультантом!" – часто ли люди заявляли вам такое? (И в каком секторе галактики тела этих людей сейчас плавают?)

 

Дмитрий: Приходилось слышать, хотя и не очень часто. Всех критиканов отправили на кобальтовые рудники Омикрона Персея... Если же серьезно, то надо сказать вот что. "Просто" писатель-фантаст, наверное, действительно не может быть хорошим историческим консультантом. Но мы ведь не "просто" фантасты. Яна по первому образованию – инженер-программист, я – математик-прикладник и старший лейтенант запаса ПВО сухопутных войск. Заканчивали ВУЗы мы уже после перестройки, но все-таки это было еще крепкое, советское образование. Отсев с наших потоков шел по 50-70 процентов за первые 3 года! Студенты и сами убегали табунами, переводились куда попроще, не выдержав прессинга гильбертовых пространств и эйлеровых многообразий. Ну а мы держались, как последние защитники Севастополя. Такие вещи, как говаривал Ломоносов, "ум в порядок приводят".

 

Яна: А второе наше образование и защищенные затем диссертации хотя и называются "философскими", но фактически были связаны с историей культуры Античности, Средних Веков и Дальнего Востока. Это, конечно, не имеет прямого отношения к войнам XX века, но надо понимать, что работа с научными источниками является для нас не хобби, а именно профессиональным навыком. Это в телевизоре можно видеть "культуролога", который несет ахинею про то, что в Древней Греции "не было и не могло быть фашизма", а на Ученом Совете, где сидят 20 профессоров, от тебя требуют точности и валидируемых фактов. То есть я хочу сказать: хотя мы и получились гуманитариями "по документам", но всегда занимались, так сказать, точными гуманитарными науками.

 

Дмитрий: "И все-таки, – спросите Вы, – где же тут война? Танки-пушки-самолеты?! Делали бы игры про свой Древний Рим!" Отвечаю. Военная история, в особенности Вторая мировая – наш давний, очень давний интерес. Наши с Яной дедушки и бабушки, родные и двоюродные, по-разному, но каждый достойно, прошли Великую Отечественную войну. Мы с Яной росли в одном подъезде, на пятом этаже у нас жил заслуженный летчик-истребитель (к стыду своему, запамятовал фамилию, но навсегда запомнил его китель, где рядом с советскими наградами висели польские кресты). В нашу школу приходил знаменитый Девятаев – тот самый, Герой Советского Союза, который с товарищами совершил побег из немецкого концлагеря на захваченном "Хейнкеле-111"... На столе у нас, конечно, бывали и Дюма, и Пикуль, но попадалось и кое-что, не очень свойственное детскому чтению: "Боевые пловцы" Фэйна и Мура, "Германская подводная война 1914-1918" Гибсона и Прендергаста, "Битва за Атлантику" Моррисона, "На далеком меридиане" Кузнецова. Я не говорю уже о подшивках "Моделиста-Конструктора", "Техники – молодежи" и "Зарубежного военного обозрения", которые по меркам СССР 1980-х были просто шикарными источниками по военной технике... Ну а начиная с 1990-го и позже столько всего появилось! Только успевай читать! В общем, никогда не занимаясь историей войн концентрированно, мы всегда, так сказать, держали порох сухим.

 

2. Пословица "одна голова хорошо, а две – лучше" справедлива и для исторических консультантов?

 

Дмитрий: Однозначно. Например, консультанту крайне желательно владеть иностранными языками, это очевидно. Так вот: английский мы оба знаем хорошо, но уверенно читать на немецком умеет только Яна. А мы не раз оказывались в ситуациях, когда надо быстро изучить какой-нибудь немецкий документ или мемуарный текст.

 

Яна: Или вот, скажем, живая, разговорная лексика бойцов различных наций – англичан, немцев, американцев. Это ведь тоже является очень важным элементом атмосферы игры, за который отвечает консультант. Нужны четкие, ясные и в то же время эмоциональные фразы, шуточки, ругательства на все случаи жизни. Причем – именно тех, военных лет. А не "stupid asshole" какой-нибудь из голливудской киноленты и не банальный "химмельдоннерветтер". И тут уже даже двух голов и четырех рук иногда не хватает! Потому что надо брать тексты немецких мемуаров (оригинальные), английских, американских (тоже, разумеется, оригинальные) – и просеивать их с мелким ситом на предмет фразеологии.

 

3. Насколько важен для консультанта "выезд на местность"? Для "В тылу врага" вы объездили Харьковскую область, а что это в итоге добавило в саму игру?

 

Яна: Если честно, выезды на местность не обязательны – хотя бы потому, что не всегда возможны или экономически целесообразны. А для некоторых ситуаций они еще и практически бессмысленны. Одно дело, если хочешь "пощупать" ландшафт в районе южного фаса Курской Дуги – бери в руки точные карты Курской битвы, не забудь прихватить современную топографическую карту и отправляйся бродить в районе Черкасского, Понырей или Прохоровки. Ландшафт – он-то, в целом, остался примерно тем же. А вот, скажем, такой вопрос как городские бои в Сталинграде или в Берлине... Учитывая, что современный облик этих городов разительно отличается от тогдашнего, поездка немногое даст. Надо работать с картами тех лет, с оперативными донесениями, фотодокументами, аэрофотосъемкой – это да.

 

Дмитрий: Конкретно по поводу "В тылу врага". Не стану уверять, что мы после своих вояжей прямо-таки завалили разработчиков ворохом полезнейших для игры сведений, но все-таки это были очень важные поездки. Во-первых, ознакомление с реальной конфигурацией местности возле деревни Чепель и в районе Балаклеи дало ряд креативных идей по конкретике миссионных карт. Во-вторых, стали лучше "читаться" схемы боевых действий, а это, в свою очередь, позволило отказаться от некоторых сюжетных ходов как просто-таки анекдотически глупых. И, наконец, в-третьих. Неподалеку от мест тех боев, в селе Соколово, находится интересный музей войны. Музей посвящен в основном другому периоду боевых действий, уже не маю 1942, а зиме 1943 года. Но такие вот небольшие музеи – они с особенной аурой. С одной стороны, вроде бы ничего необычного: фонды у них небольшие, экспозиция скромная... Но, с другой стороны, каждый такой музей обязательно располагает каким-то местным эксклюзивом. Погладишь казенник 76-мм полковушки, посмотришь на заявление о приеме в партию от комсорга роты такого-то, на редкую медаль "За отвагу" раннего образца (ее дизайн в ходе войны менялся) – и сразу посещает тебя совершенно неожиданная, непредсказуемая мысль. Например: "Эге... Да как же можно было забыть! Здесь же, под Харьковом, в числе прочих танков английские "Валентайны IV" воевали!" Казалось бы – при чем здесь музей? А он срабатывает как катализатор, будит творческие энергии.

 

4. Каким багажом знаний должен обладать исторический консультант и где этот багаж лучше всего искать?

 

Яна: Багаж нужен огромный. Желательно – всеобъемлющий. Но поскольку все знать невозможно, важно не только много знать и много помнить, но и держать в голове что-то вроде рубрицированного индекса: где что можно найти и узнать, если потребуется. Вот, например, советская морская пехота довольно широко использовала в войну плавсредство, которое называлось десантным мотоботом типа "ДБ". Строили их на заводе N343 в Гороховце (на реке Клязьма), а потом доставляли на морские театры военных действий по рекам, каналам и железной дорогой. Так вот, поскольку гороховецкий мотобот "ДБ" это не линкор, не эсминец и даже не бронекатер, то в литературе найти даже одну отретушированную фотографию мотобота нелегко. А уж проекции, чертежи – вообще страшное дело! Зато мы знаем, что под Керчью, в поселке Героевское есть мемориал, посвященный Эльтигенскому десанту 1943 года. И вот там на пьедестале установлен именно мотобот "ДБ" – скорее всего, единственный на всю страну. И вот уже фотографии конкретно этого мемориального мотобота найти куда как легче. А при желании можно съездить в Героевское и сделать достаточно точные для игровой модели чертежи прямо на месте. И вот таких "ссылок", подобных эльтигенскому мотоботу на пьедестале, у консультанта должны быть тысячи.

 

Дмитрий: А вообще, как говорят на военно-исторических форумах, "читайте книги – они рулез". Как ни крути, но хорошая книга была и остается основным источником информации. Причем, когда я говорю "книга", я имею в виду вовсе не только пухлые иллюстрированные справочники или помпезные издания вроде советского 12-томника "Вторая мировая война" (это вещь как раз довольно бесполезная – хотя, если уметь разделять информацию и дезинформацию, тоже может пригодиться). На самом деле, в СССР и в ходе Великой Отечественной войны, и после нее военными специалистами писались сотни книг, брошюр и методических пособий, украшенных грифом ДСП – "Для служебного пользования". В отличие от "народной" версии истории войны, которая распространялась через официальные пропагандистские источники и проверенные цензурой мемуары, эти ДСПшные книги содержат исчерпывающие и беспристрастные описания операций, снабженные отличными схемами и аналитическими комментариями. Военспецы писали для военспецов точно, сухо и правдиво, потому что от этого зависела победа в войне, а после – выживание СССР в противостоянии с НАТО. Это – отличные источники, которые были рассекречены в 1990-е и теперь доступны любому читателю, было бы желание. Но, с другой стороны, нельзя пренебрегать и самыми обычными, самыми доступными мемуарами. Вот, казалось бы, официоз из официозов: "Малая Земля" Л.И.Брежнева. А ведь тоже источник, тоже позволяет проникнуться духом эпохи! Ну а кроме книг – кинохроника, агитплакаты, фотодокументы, звуковые дорожки...

 

5. Вы были консультантом игры по Второй мировой, а также написали несколько фэнтезийных романов. Когда вы напишете книгу по Второй мировой и станете консультантом фэнтезийной RPG?

 

Яна: Что касается книги – в смысле, художественной книги – по Второй мировой, то у нас с Димой давно сложилось мнение, что это тема чересчур ответственная, чтобы позволить себе работать с ней при помощи литературно-художественных средств. Все-таки, игры – это вещь, в первую очередь, развлекательная. А книги о той войне – так уж сложилось в нашей культуре – это больше, чем просто чтение. Такие книги требуют сложнейшего сочетания художественного вымысла с филигранной точностью в деталях, настроении, атмосфере того времени. Так завираться, как позволяют себе сценаристы сериалов типа "Штрафбат" или фильмов вроде "Сволочей", мы не хотим. Ну а правды, как нам кажется, написано уже достаточно. Для умного и ищущего человека – более чем достаточно. Так что мы с огромным удовольствием и интересом разрабатываем сейчас сценарий игры "Черные бушлаты", посвященный черноморским десантам 1941-1944 гг. Но вот книгу писать – это вряд ли.

 

Дмитрий: Зато насчет консультаций по фэнтезийной RPG – ответ сугубо положительный. Киевская студия Rostok-Games сейчас достигла соглашения с "Новым Диском" о производстве и издании RPG "Свод Равновесия: проект Бельтион". Эта игра делается по нашей фэнтезийной тетралогии "Свод Равновесия", ну а мы в который уже раз выступаем в привычном для себя амплуа сценаристов и консультантов. Одних только иллюстраций-референсов с описаниями предоставили уже за полторы сотни. Экипировка средневековых воинов, вооружение, геральдика, метательные машины, боевые корабли... В общем, всё как и должно быть.

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Роман "На корабле утро": четвертая книга цикла "Завтра война" и первая книга о российском осназе. Александр Зорич открывает новые тайны! Русский осназ против спецназа чоругов: кто кого? Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.