Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу  
Zorich.ru | Пресса | Рецензии
 
 
И.Черный. Пути демиургов
  Люби и властвуй  
  Ты победил  
  Боевая машина любви  
  Светлое время ночи  

 

 

Александр Зорич. Люби и властвуй. – М.: Центрполиграф, 2001. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Ты победил. – М.: Центрполиграф, 2000. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Боевая машина любви. – М.: Центрполиграф, 2001. – 490 с. (п)

Александр Зорич. Светлое время ночи. – М.: Центрполиграф, 2001. – 491 с. (п)

 

Источник рецензии: Книжное обозрение от 16.03.2001

 

 

В "Центрполиграфе" открылся, что называется, "Зоряный" сезон. Вернее, сезон Александра Зорича. Сперва был издан его ранее не публиковавшийся роман "Ты победил", затем первая часть цикла "Свод Равновесия" – "Люби и властвуй", уже знакомая читателю по ЭКСМОвскому изданию 1998 г., и вот недавно вышел роман "Боевая машина любви" (третья часть вышеупомянутого цикла). Одновременно в серии "Перекресток миров" опубликована книга "Сезон оружия" и уже проанонсированы заключительная часть тетралогии о Своде Равновесия – "Светлое время ночи", переиздание цикла "Пути Звезднорожденных", цикл "Карл, герцог".

Чем вызван такой прорыв молодого фантаста на книжный рынок? Напомним, что почти два года писатель молчал. Для того чтобы об авторе забыли, вполне достаточно. Правда, это было связано не столько с творческим кризисом (книги уже были написаны и ждали своего издателя), сколько с личными обстоятельствами (защита кандидатской и все проистекающие из этого "прелести"). И все же отчего такой интерес к Зоричу? Или это вызвано дефицитом рукописей в редакционном портфеле "Центрполиграфа"? Однако же Зорича публикует не одно это издательство. Пару его книг выпустил и "Северо-Запад".

Полагаем, что причины экспансии писателем книжного рынка следует искать не только в хитросплетениях издательской политики, но и в специфике читательского спроса. Ведь Зорича не только печатают (мало ль у нас издается фантастических книг, которые затем лежат на прилавках мертвым грузом), но и читают. И, прежде всего, потому, что романист в своих семи "фэнтезийных" книгах обживает не чужие хоромы, а выступает в качестве демиурга-создателя собственного мира. Это сложно. Куда проще скроить какой-нибудь сиквел на темы Говарда или Толкина. Но читателю уже изрядно поднадоел лежалый товар. Хочется чего-то свеженького, оригинального. Оттого каждое новое лицо, каждый новый шаг на Путях Демиурга воспринимается с интересом и надеждой. А вдруг?

Не скроем, поначалу читать романы о Своде Равновесия было тяжеловато. И это потому, что глаз не мог зацепиться за что-нибудь знакомое, привычное, много раз читанное у других. Нет ни троллей, ни гоблинов, ни хоббитов. Непривычные географические названия (Сармонтазара, Синий Алустрал, Ают, Варан и пр.); вместо "сударей" или, на худой конец, "господ", какие-то "гиазиры"; рах-саваны, аррумы и пар-арценцы вместо сотников, полковников и генералов; не шахматы, а загадочная игра "хаместир". Пока освоишься в этом пространстве, теряешь нить повествования, раздражаешься. Приходится возвращаться назад. Гораздо более быстрой адаптации читателя, несомненно, способствовал бы глоссарий с основными терминами и понятиями, который можно было бы давать в конце каждого (или хотя бы первого) тома. Ведь некоторая часть публики не знакома с первой трилогией, и начнет путешествие в миры Александра Зорича уже со "Свода Равновесия".

Когда наконец-то войдешь в созвучие с романами писателя, от них уже невозможно оторваться. Прежде всего, из-за острого, динамичного сюжета. По жанру книги о Своде Равновесия мы бы отнесли к разряду т.н. магических, или волшебных детективов. В центре каждой из частей тетралогии (пока говорим о трех из них) находится какая-то загадка, которую предстоит разрешить молодому сотруднику Свода (это что-то наподобие ФСБ или американского ФБР) Эгину. Он путешествует, сражается со всевозможной нежитью, помогает обездоленным и сильным мира сего, собирает артефакты. И при этом набирается мудрости, взрослеет, радуется и разочаровывается. Эгин – персонаж развивающийся, а не застывший, закостеневший в своем совершенстве. Его действия зачастую непредсказуемы. Потому и следить за ним, не зная наперед, что случится через пару страниц, интересно. Да и противники, и друзья его нарисованы не этакими черными и зловещими "буками" и "бяками" или ангелами во плоти. Взять хотя бы гнорра (начальника) Свода Равновес ия Лагху Коалару – "юношу небесной красоты". Характер неоднозначный, сложный и противоречивый. Его и любишь, и ненавидишь одновременно. Не случайно Эгин то и дело уходит со службы, но так до конца и не может порвать с гнорром. Они как бы связаны одной цепью. И соперничают из-за одной и той же женщины. Такие себе друзья-враги.

Еще одной характерной чертой трилогии является её ярко выраженный эротизм. Зорич выступает здесь несомненным учеником Ефремова. Уже давно не приходилось читать в российской фантастике таких тонких сцен эротических переживаний и баталий. Разве что в обломовском "Медном кувшине старика Хоттабыча". Нынче эротика у нас зачастую отождествляется с грубым и вульгарным сексом. Этого добра во второсортных фантастических романах хватает с избытком. А так, чтобы Эрос был неотделим от духовной и обыденной жизни людей, как это и было в древности, такого в современных книгах практически нет.

Третий роман, "Боевая машина любви", написанный гораздо позже первых двух частей цикла, отличается от них и по стилю, и по принципам организации сюжета и композиции. Видно, что Зорич вышел на новый, качественно иной уровень своего творчества. Однако именно здесь и не помешало бы вмешательство редактора, который бы слегка причесал текст, избавив его от ряда слов и выражений явно "не из той оперы". Например, слово "зареготал" в авторской речи, а не из уст персонажа выглядит чем-то инородным. Равно как и выражения "писать" и "какать", произнесенные без доли иронии пятнадцатилетним парнем, а не пятилетним малышом. Встречаются современные жаргонизмы, такие как "крышу сносит" или "имела я ваши законы и спереди и сзади" и т.п. Вызывают улыбку и попытки автора стилизовать "древний ре-тарский" язык под церковнославянский. Понятно, что пути демиурга нелегки, и изобретать все время что-то новое трудно. И все же не стоило идти дорогой уж настолько проторенной и избитой в "славянском фэнтези".

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи". Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.