Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу 
Zorich.ru | Пресса | Рецензии
 
 
В.Пузий. Улыбка по ту сторону ствола
 Сезон Оружия 

Александр Зорич. Сезон оружия. – М.: Центрполиграф, 2001. – 489 с.

 

Источник рецензии: Питерbook, №8, 2001

 

Скачать электронные книги А.Зорича на ZorichBooks.com

 

 

Мальчик с собакой в нашем городе – это так символично!

(из одного почти киберпанковского фильма)

 

Есть такой невероятно модный и "насквозь капиталистический" жанр в фантастике как киберпанк. Вообще-то приходящие "оттуда" новые направления в фантастике у нас приживаются по-разному. Фэнтези, например, была воспринята сразу же и безоговорочно – и писателями, подвизавшимися на этой ниве, и читателями, благодарно вкушающими разнокачественные плоды с оной нивы. С киберпанком – несколько иначе, хотя почему – неясно. Ведь общие параметры этого жанра ("описание мира будущего, основанного на высоких технологиях и широком применении компьютеров, чрезвычайно плотная, "сбитая" проза и близость к панковским взглядам, включая антагонизм к любым властям, и яркие, изобретательные детали" – М.Суэнвик, эссе "Постмодернизм в фантастике"), казалось бы, должны бы прийтись по вкусу, опять же, и читателям, и писателям. Ан нет, русскоязычную киберпанковскую фантастику в основном представляют Лукьяненко с циклом о Диптауне и Владимир Васильев с "Сердцами и моторами". Не удивительно, что книга Александра Зорича "Сезон оружия", охарактеризованная автором именно как роман, "сочетающий в себе лучшие мотивы киберпанка", не могла не привлечь внимание читателей. Тем более, что Зорич уже отлично зарекомендовал себя как автор необычной, изящной фэнтези (цикл "Свод Равновесия") – и, конечно, было интересно, насколько удастся Александру произведение, написанное в другом жанре.

Вообще писать всерьез фантастический боевик, пусть и с элементами киберпанка, считается нынче дурным тоном. Поскольку тоннаж пролитой крови, суммарная площадь забрызганных мозгами поверхностей и количество перестрелянных, а также умерщвленных иными, еще более крутыми способами парней превышает всякие нормы. Да уж, нынешнего читателя вряд ли впечатлит смерть жены-изменщицы под колесами допотопного паровоза. При постоянном раздражении рецепторов чувствительность неуклонно снижается – и для достижения эффекта оное раздражение следует увеличивать. Тем или иным способом.

Зорич выбрал жесткий экшн плюс иронию. Да, еще не забудем неповторимый стиль этого автора, сочный, красочный, невероятно точный в деталях язык, который придает повествованию особый вкус. В случае с романами цикла "Свод Равновесия" читатель получал еще и стойкое послевкусие: настроение книг, герои, события долго еще вспоминались.

Но "Сезон оружия" принципиально другая вещь. Более циничная и, если угодно, стебная. Мозаика, собранная из разноцветных осколков, которые вы уже, возможно, видели в других витражах. Впрочем, речь здесь идет не о плагиате, а о примерке условий (и условностей) на иные обстоятельства – на Россию начала 21-го столетия. Согласитесь, костюм йомена времен Столетней войны будет смотреться на современном полицейском как минимум странно. И вызовет легкую улыбку, даже если все происходящее с упомянутым полицейским более чем серьезно.

Ну вот, житель Москвы 2036 года, Августин Депп и является таким полицейским – виртуальным, то есть отвечающим за порядок в виртуальной реальности, где никто не мешает Августину разгуливать в костюме йомена и посылать вдогонку нарушителям стрелы из своего тисового лука. Поскольку реальность виртуальная, стрелы попадут в преступника в любом случае, не стоит беспокоиться.

Придумавший ВР Олаф Триггварсон привнес в нее, так сказать, часть своего скандинавского менталитета, помноженного на общий уровень образованности. Поэтому сущности, которыми становятся в ВР люди, носят название "аватар", пять различных степеней крутизны оных аватаров поименованы соответственно Адам, Агасфер, Гильгамеш, Джирджис и Зу-л-Карнайн, стабильная область ВР – Мидгард, нестабильная – Утгард, а новоизобретенная (аккурат в 2036-м), с большими возможностями для пользователя – Асгард. Для призабывших, что эти и многие другие слова означают, в конце книги есть словарик.

...Ну вот, но враг, разумеется, не дремлет, а ВР представляет собой широкие возможности для изобретательного человека. С некоторыми из таковых гениев и призваны бороться виртуальные полицейские – в основном, с незаконными вхожденцами в ВР, которых там недавно "убили до смерти" и которым теперь доступ туда официально запрещен. Августину же придется столкнуться и с более крутыми злодеями, в результате чего... да-да, именно: будет взорвано несколько лифтов, вертолетов, жилых помещений, да и люди тоже пострадают... мягко говоря. Боевик диктует свои условия.

А непременным (зачастую – главным) героем боевика является оружие. Как вы догадываетесь по названию, в романе Александра Зорича его тоже предостаточно. Балансируя на грани, но все же не скатываясь к занудному энциклопедическому перечислению характеристик того или иного "ствола", автор уделяет оружию и результатам его работы солидное место в повествовании. Ровно столько, чтобы дать понять: противники Августина – крутые ребята с серьезными намерениями, хотя и при минимальном интеллектуальном и духовном развитии. Что уравновешивается низкой крутизной в "реальной реальности" самого Августина, но зато наличием у него идеологически верно подкованных помощников. Взять хотя бы пса Томаса, громадного черного ньюфаундленда, "IQ которого позавидовал бы иной студент Гарварда". Сколько уже было их, верных помощников главного героя, облаченных в шкуры бессловесных братьев наших меньших! Но Томас Августина воспринимается почему-то именно как некий парафраз одновременно своего сородича из квинихидзевского "Друга" и киберпса из "Электроника". Слишком уж живучий и сообразительный получился у Зорича ньюфаундленд. К тому же невероятно выносливый; вот взять хотя бы эпизод, в котором Августин вместе с Томасом отправляется в ВР и, превратившись в дракона, летит с собакой у себя на спине мимо ВР-ских полицейских:

"Августин заревел на всю мощь, на которую только была способна драконья глотка аватара. Когда он наконец замолчал, полицейские, ни живы ни мертвы, лежали вповалку возле самого входа в Утгард. Рев дракона не выносим для обладателей аватаров, имеющих уши.

Августин снизился, и ликующий Томас, заходящийся в бешеном лае, соскочил с его спины на землю".

Удивительно, но рев дракона, сваливший полицейских, на собаку не подействовал.

Вообще, в "Сезоне оружия", как и положенно любому добротному боевику, живучесть положительных и некоторых ключевых отрицательных персонажей высока до неприличия. И если бы Зорич описывал происходящее серьезно, вряд ли это пошло бы на пользу книге. Но в том-то и дело, что писатель не чужд иронии, и над самим собой, и над своими героями. Делая упор в повествовании на видеоряд, он то и дело вкрапляет туда цитаты, причем цитаты событийные. Вот уроненный вместе с вертолетом киборг восстает из пепла и, регенерировавшись, бредет по подмосковному шоссе. При этом на его "лысом черепе заколосились волосы", "лицом он походил на Франкенштейна". Ну как не вспомнить Терминатора да и весь Голливуд, в котором частенько путают доктора Франкенштейна и его ужасное детище, которому Мэри Шелли, увы, так и не дала имени. Ничуть не сомневаюсь, что Зорич знает, "в чем разница", но специально играет на читателя. Равно как и в случае с гаванскими сигарами "Дух Фиделя" или газетой "Мотай на УС" (УС – умер до смерти на жаргоне ВР). Пародийно-серьезным представляются и якутский шаман Хотой, неизменный опекун Августина, и президент компании "Виртуальная Инициатива" Венедикт Щуро, и его телохранитель-киборг по имени Пьеро... Лишь в самом конце Зорич позволяет себе откровенно улыбнуться читателю – когда в ядерный реактор отправляется алмаз "Сердце Тайги" и Хотой говорит Августину: "Пойдем, Фродо, сын Дрого", – причем москвич-Августин не понимает, что имел в виду его якутский друг.

В целом, "Сезон оружия" оставляет после себя такое же двойственное впечатление, каковое испытываешь и во время его прочтения. Книга написана добротно, читается взахлеб – и наверняка будет пользоваться популярностью у любителей жанра. Но все же мне после "Сводовских" романов Зорича в "Сезоне" чего-то не хватает. Возможно, "абсолютного катарсиса"? Или более четко обозначенной идеи – того, что сам Александр Зорич называет сообщением, или мессаджем? Хотя может ли (и обязан ли?) быть таковой у стебного боевика?

Как бы там ни было, впереди у нас очередной зоричевский "шаг в сторону" – научно-фантастический роман "Консул Содружества". Почитаем?

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи".Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.