Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу 
Zorich.ru | Пресса | Рецензии
 
 
Е.Лисицын. Влюбленные маги Александра Зорича
  
 Ты победил 
  
  

 

 

Александр Зорич. Люби и властвуй. – М.: Центрполиграф, 2001. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Ты победил. – М.: Центрполиграф, 2000. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Боевая машина любви. – М.: Центрполиграф, 2001. – 490 с. (п)

Александр Зорич. Светлое время ночи. – М.: Центрполиграф, 2001. – 491 с. (п)

 

Источник рецензии: Наша фантастика, №3, 2001 г.

 

Скачать электронные книги А.Зорича на ZorichBooks.com

 

 

Цикл о Своде Равновесия – это классическая фэнтези меча и магии, выполненная столь неклассическими для жанра методами, что остается только порадоваться за отечественную фантастику, в которой, кажется, произошло весьма выдающееся событие.

Итак: где, что, кто и почему?

Те, кто читал цикл А.Зорича о Звезднорожденных, могут этот абзац пропустить, потому что он написан для не читавших. Континент под названием Сармонтазара – полностью вымышлен, точнее, тщательно и любовно выстроен от "а" до "я", от космогонии и демонологии до особенностей быта горцев и лесных охотников, структурной организации армий и предпочтительных сексуальных ориентаций различных этносов. Сармонтазара имеет все: историю, поэзию, мифологию, магии эффективные и магии баснословные, страны и народы, календари и системы счета времени суток, истинные и мнимые пророчества о собственном будущем, множество заколдованных или частично искаженных магией мест и интереснейшую систему существ и сущностей, в которой человек занимает важное, но не главенствующее место.

О последней хотелось бы сказать особо. Пантеон упоминавшихся в цикле о Звезднорожденных существ (Хуммер, Лишенный Значений, Гаиллирис, Шилол, Серебряные Птицы, чудовища Хуммера, хушаки и другие) расширился, и притом как! Появились могущественные и обаятельные гэвенги-оборотни, загадочные и, видимо, смертельно опасные для обычных форм жизни феоны, маги-призраки ("живущие-вне-плоти"), шардевкатраны и девкатры, особые духи под названием "шептуны" и способные к метаморфозам маги-эвероноты. Все эти твари и нетварные сущности введены в текст и описаны с какой-то шокирующей новизной и ясностью – так, будто бы автор вчера вернулся из длительной командировки в Сармонтазару с полной сумкой дискет и кассет, и ему оставалось лишь аккуратно записать увиденное и услышанное от многоопытных офицеров Свода Равновесия.

Таким образом, А.Зорич выстраивает свой, совершенно самобытный, странный и захватывающий мир, в котором люди, нелюди, нечисть и иносущества заняты какими-то своими делами, за которыми наблюдаешь с удивлением, постепенно перерастающим в восхищение: надо же, это всё работает!

Но – довольно об общей фактуре. Она есть, ее много, она исполнена мастерски, но цикл о Своде Равновесия тем и хорош, что в нем есть кое-что получше: живые люди. То, что с определенной долей смысловой тавтологии иногда называют "образами персонажей", у А.Зорича наличествует в виде ряда второстепенных и эпизодических лиц. Кроме нескольких неудач (неизбежных в метароманах), все они проработаны рельефно, добротно, достоверно. Но главное – это герои первого ряда, которые не являются "образами", не желают быть послушными марионетками в руках автора и иллюстрировать собой какие-нибудь страховидные притчи о добре и зле. Они – живы и, будучи живыми людьми, зачастую совершенно непредсказуемы.

Меж тем, есть Свод Равновесия, и с ним приходится считаться. Это – развитая, обладающая многовековым опытом спецслужба, которая занимается обнаружением и уничтожением магов и "запрещенных искусств" (магий) посредством... ну, разумеется, других магов и магий. Изгоняет, так сказать, бесов силою Вельзевула. Около половины героев цикла, в том числе наиглавнейшие – Эгин и Лагха Коалара – являются офицерами Свода Равновесия, причем второй, ни много ни мало, имеет чин гнорра, то есть главы всей организации.

Служба в Своде накладывает на героев свой отпечаток. "Сперва стрелять, а потом думать" – это тоже своего рода категорический императив и ему нередко следуют герои цикла. Стреляют и рубятся на мечах, исторгают заклятия и холодное пламя, убивают и гибнут. Потому что мир жесток в той же степени, в какой и прекрасен.

Но цикл о Своде Равновесия стал бы разве что талантливой апологетикой концепции сверхчеловека в ее ницшеанской редакции, если б тем все и ограничивалось. Хвала Шилолу, главная идея цикла совершенно другая.

Не знаю, согласился бы со мной автор, но я бы сформулировал ее словами харренской пословицы, вынесенной в эпиграф одной из глав "Боевой машины любви": "Ворожить – не сено ворошить". Быть искусным воином и, главное, умелым магом (читай: сверхчеловеком) – это не прикольно, Бивис. Это – неимоверно сложно, ибо требует многоступенчатой подготовки и грандиозной самодисциплины. То есть – своего рода той самой Большой Работы, о которой так много сказано в "Боевой машине любви" и "Светлом времени ночи". И если ницшеанский сверхчеловек становится собой по мере отказа от всех моральных "догм", то лучшие герои А.Зорича словно бы открывают для себя этику заново в процессе роста их магического могущества. Эгин из последних романов цикла и Эгин из "Ты победил" – это совершенно разные люди. Второй по сравнению с первым кажется нерешительным, сентиментальным, почти застенчивым. И это при том, что отныне он в состоянии бегать быстрее гепарда, повелевать духами и летать по воздуху!

Ну а тот, кто не хочет расти – погибнет. Как водоплавающий оборотень Ибалар, странствующий маг Адагар или чернокнижник Лараф, еще один живой человек из цикла о Своде Равновесия.

И последнее, хотя и по-своему "первое": любовь, ведь недаром первый роман цикла называется "Люби и властвуй", а третий – "Боевая машина любви". Разработанность основной любовной линии Эгин – Овель, а равно и других эротических интриг у А.Зорича едва ли не на порядок превосходит средний уровень романов жанра фэнтези, в которых таковые обычно выполняют роль общепринятого декора.

В цикле о Своде Равновесия любовь и эротика работают. Как источник энергии и как высшая ценность, как инструмент власти и как преступление (!), как компонент многих магических манипуляций и как почти независимые сюжеты-в-сюжете. Не потому ли А.Зорич влюбляет читателя в своих героев и героинь всерьез и надолго?

 

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи".Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.