Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу 
Zorich.ru | Пресса | Рецензии
 
 
В.Пузий. Жил-был инквизитор...
  
  
  
  

 

 

Александр Зорич. Люби и властвуй. – М.: Центрполиграф, 2001. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Ты победил. – М.: Центрполиграф, 2000. – 489 с. (п)

Александр Зорич. Боевая машина любви. – М.: Центрполиграф, 2001. – 490 с. (п)

Александр Зорич. Светлое время ночи. – М.: Центрполиграф, 2001. – 491 с. (п)

 

Источник рецензии: Книжник-ревю, №17 (26), сентябрь 2001 г.

 

Скачать электронные книги А.Зорича на ZorichBooks.com

 

 

"Рукописи не горят", – утверждал Воланд. Но, к сожалению, ничто не мешает им, рукописям, отлеживаться в пресловутом писательском столе, ожидая издателя. И особенно жаль этого, если написанная книга является одним из лучших образцов своего жанра.

Но, в конечном счете, "ничто не способно остановить книжку, время которой наступило". Пример тому – творчество Александра Зорича.

 

Любители фантастики впервые услышали про харьковчанина Александра Зорича в 97-м году, когда в издательстве "ЭКСМО" начали печатать его трилогию "Пути Звезднорожденных" ("Знак Разрушения", "Семя Ветра", "Пути Отраженных"); там же позднее был опубликован роман "Люби и властвуй" из нового цикла "Свод Равновесия". Уже тогда оригинальная концепция мироустройства и не типичные для современной постсоветской фантастики персонажи привлекли внимание читателей. Добавим еще и чудесное языковое воплощение писательского замысла: моделируя мир Средневековья (но не европейского, а Средневековья мира вымышленной Сармонтазары, где, согласно мнению самого Зорича, "соединились безумие ирландских саг, инаковость Японии и геометрическая внятность Эллады"), писатель пытается отобразить соответствующую культурную ситуацию во всем спектре политических и сословных расслоений. То есть, уже из одной реплики персонажа понимаешь, провинциальный ли это поэт, северный ли грубоватый барон или образованный представитель могущественной организации Свод Равновесия, очень похожей на европейскую инквизицию.

Главный герой четырехкнижья, Эгин, как раз и работает в этой сармонтазарской инквизиции, сперва на должности эрм-саванна, то бишь одного из младших офицеров. Основным заданием Свода является тщательное отслеживание, нейтрализация и наказание любых проявлений магии в рамках отдельно взятой страны. Но дабы эффективно противостоять "преступным проявлениям", сармонтазарским инквизиторам приходится пользоваться оружием врага. То есть, именно магией.

Само собой, что позволено гнорру, главе Свода, то не позволено эрм-саванну. Магические предметы и действия, которые использует, исполняя свои непосредственные обязанности, Эгин, не идут ни в какое сравнение с возможностями гнорра или вышестоящих офицеров, аррумов. Развился ли у Эгина по этому поводу комплекс неполноценности? Ничуть! В первом романе цикла, "Люби и властвуй", наш инквизитор обеспокоен решением совсем других проблем. Он действительно, хоть и не без доли прагматизма, верит в то, чем занимается. Эгина больше волнуют симпатичные дамочки и плюсы и минусы различных видов оружия, нежели "разборки" в высших эшелонах магической власти.

(Кстати, о дамочках. Тут особенно хочется отметить то качество книг Александра Зорича, которое сам автор объясняет стремлением к "здоровой эротизации общества". Так называемые "постельные сцены" выписаны Зоричем мастерски и придают романам определенный шарм, но и не превращают их в пошлое чтиво. Кое-кто из критиков называл их шокирующими, что, честно говоря, вызывает удивление и желание поинтересоваться, как в том анекдоте: "Доктор, откуда у вас такие картинки?").

Но вернемся к нашему инквизитору. Из-за совпадения обстоятельств Эгин оказывается в самом центре масштабного магического и государственного заговоров. Собственно, про что-то такое читатель догадывается уже на первых страницах романа (законы жанра требуют захватывающих приключений – вот вам приключения!). Подобные сюжетные ходы встречаем в беллетристике неоднократно – в чем же заключается отличие зоричевского Эгина от многочисленных супер-, спайдер– и бетменов? Именно в том, что до супермена он немного не дотягивает: ума у Эгина больше, а возможностей – наоборот, немного. Да и, повторим, не охвачен он святым стремлением спасти мир от злых намерений очередного Темного Властелина.

Тут Зорич играет в игру "путешествие с поисками (adventure & quest)" по новым правилам. Долгое время Эгин остается этаким наблюдателем упомянутых захватывающих и судьбоносных событий – и большая часть его попыток направлена на то, чтобы просто выжить. Лишь потом, да и то от окружающих его сильных мира сего, Эгин узнает, что и он, собственно, не такая уж малозначительная фигура. Наоборот, он один способен собрать ужасный живой механизм – скорпиона, который убивает Отраженных (то бишь тех, кто в теперешнем своем воплощении помнит собственные предыдущие инкарнации). Поскольку же среди узурпаторов, самопальных авторов государственно-магического переворота, главным является именно Отраженный, то...

К тому же у Эгина имеется и личная заинтересованность в том, чтобы все в государстве вернулось на круги своя. В начале приключений, связанных с Убийцей Отраженных, молодой эрм-саванн встретил девушку Овель – и неожиданно для самого себя влюбился в нее. Поскольку же Овель попала в "грязные лапы узурпатора", то и приговор упомянутому узурпатору, считайте, вынесен.

 

Ты победил – и что дальше?

 

Как признаётся сам Александр Зорич, сперва история про Эгина была рассчитана на одну книжку, но со временем автору стало интересно расписать то, что же в действительности происходило: не только причины, но и последствия некоторых событий, от начала и до конца. Поэтому у романа "Люби и властвуй" появилось продолжение – "Ты победил". Название ироническое, с оттенком издевательства – поскольку, победив, Эгин получил совсем не то, чего желал. Да, начальник-гнорр повысил его в звании – но и сослал в далекую провинцию, где Эгину остается коротать век, скучая и протирая платочком свой оставшийся без работы магический "облачный" меч. К тому же самый желанный приз всех предыдущих приключений, красавицу Овель взял в качестве жены, причем исключительно из государственных интересов, тот же гнорр. Хорошо еще, что вообще не убил конкурента!

Вместе с тем Эгин должен расследовать в упомянутой провинции загадочное убийство своего коллеги, пост которого он и занял. Так что Эгин отправляется собирать урожай с поля своей победы – еще не догадываясь (в отличие от читателей), что впереди его ожидает следующий набор приключений и непременное спасение – если и не мира, то как минимум страны – от очередной смертельной опасности.

Признаем, сюжет не из самых оригинальных, но это тот случай, когда удалое сочетание яркой, сочной, немного ироничной прозы и самобытных "декораций" вместе с живыми образами героев превращает книгу в один из лучших образчиков жанра. Несомненное преимущество Александра Зорича – это детально проработанный мир Сармонтазары, причем мир, выстроенный грамотно и мастерски. И – никаких эльфов или драконов, типичных для преобладающего большинства современной фэнтези. В мире Сармонтазары их просто не может быть, а если и появится нечто подобное, то назовут это "нечто" по-местному. Например, девкатр; весомо и сердито, потому что это вам не какая-нибудь банальная вариация средневекового "гада огнедышащега", а самый настоящий мотылек. Только размером с хорошего слона и с соответствующими возможностями, не менее опасный, нежели дракон. Именно этого мотылька и придется побеждать Эгину в конце второго романа цикла "Свод Равновесия". А победив, он пожелает оставить ряды сармонтазарской инквизиции.

Опять Александр Зорич отходит от принятых рамок типичного фэнтезийного романа. Во-первых, Эгин меняется за время перипетий, выпавших на его долю. Он начинает мыслить самостоятельно, становится мудрее, его поражения, похожие на победы, и победы, напоминающие поражения, отражаются на характере и поведении героя.

Во-вторых, за выполнение щедро отмеренных авторской рукой заданий Эгин не получает "кусочек сахара". Овель так и остается женой гнорра, жизнь для бывшего работника Свода Равновесия не становится легче. Даже наоборот.

 

Чем дальше на север, тем больше баронов

 

Следующие два романа цикла значительно отличаются и построением, и внутренними связями от двух предыдущих. Собственно, это один роман, который из-за большого объема был разбит на две книжки. Новая стилистика, на мой взгляд, оказалась удачной. Чего стоят хотя бы эпиграфы к каждой главе, написанные с фирмовой зоричевской иронией, например: "Главное в колдовстве вовремя крикнуть: "Получилось!" "

На пользу книгам пошло и то, что больше внимания автор уделяет другим героям повествования. Колоритными и на удивление живыми удались Александру Зоричу образы двух фальмских баронов, супругов Маш-Магарт. Неоднозначным – иногда харизматичным, иногда циничным до отвращения – получился гнорр Лагха Коалара, которого Эгину приходится спасать от новых опасностей. Способность Александра Зорича создать образы своих персонажей многогранными, продемонстрировать полярные точки зрения на одно и то же событие, приводит к тому, что даже никчемные, "однозначно негативные" герои все-таки воспринимаются читателем с некоторым пониманием, как, скажем, чернокнижник-самоучка Лараф. Очередной комплект Эгиновых злоключений начинается именно из-за чародейства Ларафа, а точнее, из-за слишком самостоятельной и на удивление живой книги, которая неслучайно попадает в руки юноши из далекой провинции...

Но вернемся к нашим баронам. Именно они превращаются (особенно баронесса Зверда) в полноценных главных героев, оттеняя неутомимого Эгина и "юношу небесной красоты", гнорра Лагху Коалару. К слову, про "превращаются". Кроме экстравагантности в поведении и нравах, супруги Маш-Магарт отличаются еще и способностью к метаморфозам, или же, по-простому, оборотничеству: барон Шоша иногда становится громадной черепахой, его жена – белой медведицей. К тому же фальмские бароны обладают невероятной живучестью, которая иногда кажется чрезмерной и напоминает отношение к своим любимым персонажам фантаста Майкла Муркока: "Главные герои не умирают, а возрождаются в следующей книге". Создается впечатление, что согласно сюжету обойти очередную смертельную опасность бароны не могут, но Александру Зоричу так жаль разлучаться с ними, что он заставляет их воскресать вновь и вновь.

Но, по сути, это едва ли не единственная сюжетная деталь, которой можно попрекнуть автора. Хотя нет, еще одним – неопределенностью в том, когда появится следующая (последняя?) книга цикла.

Сюжет "Боевой машины любви" и "Светлого времени ночи" оказался намного сложнее, чем в предыдущих романах. А масштабность охваченных событий заставила автора написать два толстенных тома – и конца истории до сих пор не видно. Правда, Александр Зорич обещает непременно завершить ее, но когда – неизвестно. "Во всяком случае, в ближайших планах ничего подобного нет, слишком уж мрачный вырисовывается финал цикла", – признается автор.

Обещания обещаниями, а читатель желает узнать, чем все закончилось. Тем более, что среди других фантастических сериалов/циклов "Свод Равновесия" очень выгодно выделяется – и можно надеяться на достойное завершение этого многотомника.

Можно?..

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи".Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.