Новости
Произведения
Об авторе
Пресса
Галерея
Миры
Игры
Форум
На первую страницу 
Zorich.ru | Пресса | Рецензии
 
 
В.Пузий. Зорич, писатель: двухтомная ирония над самим собой
  
  

Зорич А. Карл, герцог: Роман. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001. – 458 с.

Зорич А. Первый меч Бургундии: Роман, рассказы. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001. – 477 с.

 

Источник рецензии: Книжник-ревю, 2002 г., г.Киев

 

Скачать электронные книги А.Зорича на ZorichBooks.com

 

Существование книжных серий как определенной формализации адресности опубликованных в них произведений иногда чересчур жестоко мстит – и жертвами становятся как читатель, так и писатель. Ничего не поделаешь: если ты на протяжении нескольких лет печатался в разных там "Абсолютных магиях" или "Перекрестках богов" – извини, но и читателей имеешь соответствующих.

Такая же история произошла и с харьковчанином Александром Зоричем, известным, по преимуществу, как автор фэнтези-трилогий и тетралогий. Написанные интересно и оригинально, они многим пришлись по вкусу; недаром они уже несколько раз переиздавались в крупнейших московских издательствах "ЭКСМО-Пресс" и "Центрполиграф". Последнее, собственно, сделало Зорича своим "брэндовым" писателем – и издает даже отдельную серию, которая называется скромно и без лишних мудрствований "Миры Александра Зорича". Признаем, что писатель уже вполне достоин такой авторской серии – и новый двухтомник самое веское тому подтверждение.

Но роман "Карл, герцог", разбитый из-за значительных размеров на две книги (собственно "Карл, герцог" и "Первый меч Бургундии"), одновременно является и значительным успехом, и неудачей Зорича. Последняя заключается в том, что "Карла" только формально можно отнести к обширной когорте fantasy-романов. Ведь при наличии всех обязательных големов, инфернальных черных петухов размером с овцу, кознелюбивых чародеев, алмазных зайцев и так далее, "Карл" все-таки ощущает себя в прокрустовом ложе жанра очень неуютно. Так же неуютно (пишу с надеждой, что ошибусь) ощутит себя среднестатистический fantasy-читатель, который возьмет в руки книжечку в уже привычной привлекательной обложке. Потому что получит совсем не то, чего ожидает.

"Карл, герцог" – роман антисюжетный. Та приснопамятная деталька, которая зовется литературоведами "сюжетом", в нем присутствует, но крайне дискриминирована. На первых ролях здесь язык, выпуклый, живой, ядовитый и нестерпимо непринужденный. Такой нынче, во времена рыночной экономики и учета писательского спроса, может позволить себе не каждый писатель. Так же точно как и от души наполнить роман историческими и культурными реалиями (пусть и откомментированными), которых – не дай боже! – Наш Любимый Читатель может не знать. Это же будет даже не скандал, а просто полное неприятие с Его, Читателя, стороны. А на какие деньги тогда, извините, жить?

Играть так играть – и Зорич к этим составляющим, которые наверняка отпугнут многих его приверженцев, добавляет еще одну – нагло соединяет казалось бы несоединимое: исторические реалии Западной Европы 15 века и современную лексику. Казалось бы, должно выйти совсем несъедобное чтение – однако же нет, наоборот. (Тут требуется что-то процитировать, но цитировать роман можно целыми страницами, глаза разбегаются... Ну вот, скажем: "Картины далекой бойни шли вразрез со всеми представлениями Александра о воинских доблестях и не вызвали в нем ничего, кроме щемящего чувства заброшенности. При этом его бывалые братья по оружию, которым, казалось бы, следовало пресытиться бранным видеорядом еще лет десять назад, вели себя как английские болельщики на кубке UEFA. Они однообразно сквернословили, пока конная лава катилась на швейцарцев, и тот, которого звали Жак, заметил тому, которого звали Пьер, что тут и п...ец нашему герцогу") Кстати, еще одна особенность лексики романа – дозированное (там где надо, а не везде, где только взбредет в голову), употребление ненормативных тех "п..ецов", которые целомудренно прячутся за троеточиями. Зорич вообще-то никогда не переживал, что его "не так поймут" – и точно так же, как ненормативной лексики, не боится эротических сцен. В "Карле" без них тоже не обошлось; собственно, гомосексуальные попытки совратить герцога, предпринятые одним юношей, и нормальная гетеросексуальность Карла – это и есть завязка сюжета, конфликт, так сказать. От несчастной (кхм) любви немецкий рыцарчик Мартин кончает жизнь самоубийством, чем начинает (или – продолжает; это откуда поглядеть) долгую цепь из событий приятных и не очень.

У Карла всего будет вдосталь: и расследование смерти Мартина, проводимое тевтонцами, и похищение любовницы французского короля, и десятый крестовый поход, охота за алмазным зайцем и смертный приговор преданному приятелю Луи, который сыграл при Карле роль такого себе второсортного Ланселота... Наконец, будет и смерть – и много ее, в оправе из крови и распанаханных внутренностей, потому что именно такой она и была тогда. Однако будет и острая ирония, которой пропитан весь роман, – и это, безусловно, ирония от Карла, ирония удальца, который был проклят от рождения, одним своим появлением на свет. Если при таких условиях оставаться серьезным – лучше тогда уже сразу наложить на себя руки.

И потому Зорич смеется, от имени Карла и от своего собственного, – над Карлом, над читателем, над самим собой: "Нейс был городом имперским, то есть находился под юрисдикцией императора Священной Римской империи. Нейс был городом немецким, то есть был населен немцами. Немцами же была изобильно населена и вся Священная Римская империя. Поэтому, когда на правом берегу Рейна из элементарных патриотических соображений появился епископ Мюнстерский с тринадцатитысячной армией, расставил артиллерию против Карла и пошел топить бургундские корабли с фуражом и продовольствием, удивляться было нечему и обижаться не на что.

Карл, однако, удивился и обиделся. В бурную грозовую ночь, когда перуны нарезали угольный купол небес так-так-так и так, а потом эдак-эдак-эдак и эдак, Карл, погрузив на уцелевшие плавсредства тысячу добровольцев, переплыл Рейн и, нагнав на немчуру панического страху, перепортив все, до чего мог дотянуться, взорвал бочки с порохом, утопил тяжелую артиллерию, несколько стволов полегче взял для куражу на корабли и триумфально вернулся в лагерь.

Но, к огромному разочарованию герцога, Нейс остался при своих и после этого".

При своих остается и Зорич, ведь появление "Карла, герцога", в какой серии или издательстве не был бы опубликован этот роман, не осталось бы без внимания читателей. Но при публикации в "Амфоре" или "Азбуке" было бы значительно больше шансов на то, что заметят "Карла" и те из его потенциальных читателей, которые никогда в жизни не откроют книгу, оформленную как "это проклятое fantasy".

А хотелось бы.

 

 

 
 
 

 

 

 

 

Rambler's Top100
Состоялось издание романа "Римская звезда". Новая книга Александра Зорича посвящена древнеримскому поэту Публию Овидию Назону Завершено переиздание романов о Своде Равновесия. Теперь в новом оформлении можно приобрести все четыре тома цикла: "Люби и властвуй", "Ты победил", "Боевая машина любви" и"Светлое время ночи".Выпущена и поступила в продажу игра "Завтра война" по сценарию Александра Зорича. По признанию критиков, игра стала "самым атмосферным космическим симулятором" в истории жанра.